Экспорт без страха

Экономика и финансы
ВАЛЮТНЫЙ КОНТРОЛЬ
«Эксперт» №24 (1078) 11 июня 2018
Отмена штрафов за нерепатриацию валютной выручки и общее упрощение валютного контроля скорее всего не приведут к оттоку валютной ликвидности из России. Зато это может простимулировать отечественный экспорт и вернуть в Россию потоки денег, оседающие на счетах зарубежных торговых домов наших экспортеров
Экспорт без страха

В конце мая на российском денежном рынке стало не хватать долларов, а банковские аналитики заговорили о росте спроса на привлечение валюты через операции своп с одновременным повышением стоимости этих операций для банков.

Сразу вслед за этим, в начале июня, Минфин увеличил объем интервенций до рекордных 320 млн долларов в день — в мае этот показатель составлял 255 млн долларов. По мнению аналитиков Росбанка, столь резкий скачок интервенций объясняется ростом цены на нефть в мае (+7,3% к апрелю). «Мы полагаем, что рост объемов покупок станет негативным фактором для рубля в условиях ожидаемого сжатия профицита счета текущих операций», — отмечают в Росбанке. За последнюю неделю мая рубль упал на 2,25%, правда, потом частично укрепился.

Основным фактором нехватки валютной ликвидности аналитики называют выплаты по внешнему долгу. Согласно прогнозному графику ЦБ, выплаты по долгу небанковского и негосударственного секторов должны были составить 5,3 млрд долларов в апреле, 1,9 млрд долларов в мае и 4,4 млрд долларов в июне. Отток средств в валютной части баланса страны в апреле составил 10,6 млрд долларов, из которых 7,4 млрд пришлись на расчетные счета и депозиты корпораций.

Однако аналитики отмечают, что дело не только в выплатах по долгам — свою роль сыграл и тот факт, что экспортеры не спешат возвращать валютную выручку в страну. «Учитывая большой размер сальдо счета текущих операций (12 миллиардов долларов), причиной которого стали высокие цены на нефть, такой отток средств из банковской системы означает, что в апреле произошел и заметный вывоз капитала, не связанный с исполнением обязательств по внешнему долгу, — рассказывает старший аналитик по финансовым рынкам Райффайзенбанка Денис Порывай. — Размер этого вывоза мы оцениваем примерно в шесть миллиардов долларов. В частности, он мог появиться в результате меньшего поступления выручки от экспортеров в российские банки и (или) выхода нерезидентов из российского госдолга».

С другой стороны, заместитель начальника Центра экономического прогнозирования Газпромбанка Максим Петроневич отмечает, что экспортеры возвращают выручку, однако могут не в полной мере конвертировать ее в рубли — валюта необходима им для осуществления выплат по внешним долгам и других расчетов в валюте с зарубежными партнерами в рамках текущей и инвестиционной деятельности. «Объем валютной ликвидности на балансах банков растет и находится на максимальных с 2016 года уровнях. При этом банки все больше отдают предпочтение ликвидности в наличном виде: ее объем с мая 2017 года вырос втрое, с 5 до 15 миллиардов долларов, в то время как объем средств на корсчетах в банках-нерезидентах сократился на 4,5 миллиарда долларов», — рассказывает г-н Петроневич. Вместе с тем он считает, что ослабление рубля в апреле–мае было вызвано временным оттоком средств иностранных инвесторов. Однако ситуация нормализовалась, и спрос на российские бумаги начинает вновь увеличиваться. В качестве фундаментальных для рубля факторов эксперт из Газпромбанка отм