Мясо свое, гены чужие

Русский бизнес
ПЛЕМЕНОВОДСТВО
«Эксперт» №24 (1078) 11 июня 2018
Рост производства мяса в России не сопровождался соразмерным развитием генетики и селекции, и это привело к зависимости от импортных поставок племенного скота и птицы. Между тем использование собственных качественных пород позволит примерно на треть сократить себестоимость производства любого мяса
Мясо свое, гены чужие

Мы сегодня практически всегда (в 90% случаев) едим свое, произведенное в России, мясо — птицу, свинину, говядину. Более того, мы начали экспортировать его. Однако исходный племенной материал (чистые линии пород) для создания товарного поголовья мы еще покупаем у иностранных генетических селекционных компаний, поскольку со времен распада СССР генетики и селекции в стране фактически не было. За тридцать лет транснациональные селекционные компании принципиально улучшили породы скота и птицы, они теперь значительно опережают советские и российские породы по продуктивности и качеству молока и мяса. А последние достижения генетики позволили в несколько раз сократить время селекции скота.

Но российские животноводы нашли свой путь восстановления полного цикла мясного производства. Если десять-пятнадцать лет назад в погоне за объемами производства мы напрямую ежегодно импортировали лучшие племенные стада из-за границы, то теперь большинство транснациональных селекционных компаний локализованы в России и создали совместные предприятия с нашими агрохолдингами или селекционными компаниями. Как следствие, родительские стада (потомки исходных чистопородных чистых линий, необходимые для получения от них товарного скота), а в некоторых подотраслях и прародительские ядра (семьи) иностранцы совместно с отечественными агрохолдингами производят в России.

По данным Минсельхоза, удельный вес произведенной в стране племенной продукции в общем объеме продаж в 2017 году в молочном скотоводстве составил 70%, в мясном — 99,7%, в птицеводстве — до 80–90%, в свиноводстве — 97%. Но это еще не триумф. Мы по-прежнему зависим от последних достижений иностранной генетической науки и получения исходных, чистых пород. Для того чтобы возродить собственную генетическую базу, необходимы многолетние дорогостоящие исследования, анализ больших данных и огромные популяции скота от породистых родителей. Таких популяций в России либо недостаточно, либо они не объединены в референтные группы для эффективного анализа их генов. Сегодня некоторые созданные в России селекционно-генетические центры (СГЦ) постепенно формируют свои генетические базы данных, что позволит им в среднесрочной перспективе самим проводить генетический анализ и вести селекцию скота, улучшая некогда купленные за границей чистые линии исходных пород. А если государство выполнить свои планы и будет исправно выделять порядка 22–25 млрд рублей ежегодно на компенсацию капитальных затрат при строительстве новых СГЦ и субсидирование покупки чистопородного скота и птицы, то скоро мы станем самостоятельными в селекции и получим еще один источник снижения себестоимости в производстве мяса и птицы. Например, только восстановление продуктивности российского кросса бройлера может на треть снизить себестоимость итоговой продукции.

Свиноводы объединяются с генетиками

Наиболее динамично племенное дело последние пятнадцать лет развивалось в свиноводстве, притом в начале 2000-х эту подотрасль пришлось буквально возрождать. Если в 1990-е