Саммит на коленях

Политика
США—КНДР
«Эксперт» №24 (1078) 11 июня 2018
На саммите в Сингапуре 12 июня Ким Чен Ын переиграет Трампа. Если, конечно, встреча все-таки состоится
Саммит на коленях

Намеченный на 12 июня американо-северокорейский саммит в Сингапуре станет, безусловно, важнейшим дипломатическим событием этого года. И, возможно, стартом важнейшего дипломатического процесса во всей Восточной Азии за последние полвека — то есть со времен нормализации отношений между США и КНР. При том, конечно, условии, что саммит состоится.

На момент сдачи этого номера в печать никаких новостей об отмене не было, однако специфика мероприятия такова, что решение может быть принято в течение считанных часов. Как уже было, например, в июне, когда Дональд Трамп написал Ким Чен Ыну хамское письмо и заявил, что из-за «оскорбительной риторики» Пхеньяна саммита не будет. И то, что он потом передумал, не означает, что он не передумает снова.

Впрочем, колебания Трампа понять можно. Да, саммит исторический. Да, по его итогам риски войны на Корейском полуострове могут быть сведены к минимуму, а ответственное за это лицо может вполне претендовать на Нобелевскую премию мира. Однако этим лицом будет не Трамп, и не только потому, что шведские академики (как и большинство европейцев) Трампа терпеть не могут. А потому, что на этом саммите именно Америка играет роль буйного, а Ким, как ни странно, стал фактически посланцем всего цивилизованного мира, задача которого —привнести стабильность на Корейский полуостров.

Новое лицо

Такая метаморфоза произошла потому, что Дональд Трамп недооценил соперника. Попытка применить его излюбленную бизнес-стратегию (сначала наехать, а потом разговаривать не на равных, а с позиции силы) столкнулась с восточным принципом «ветки сакуры», активно используемой в дзюдо. Ким использовал силу США для дискредитации самих Соединенных Штатов среди их же союзников.

Политика максимального давления ставила северокорейского лидера перед выбором: либо сделка на американских условиях (то есть полный отказ от ядерного оружия), либо война. Киму не нужен второй вариант, но он ни при каких обстоятельствах не выберет первый. Поэтому у КНДР оставался лишь одна стратегия поведения: отказываясь от американской сделки и демонстрируя готовность к войне, делать все возможное для того, чтобы Трамп не смог принять решение о ее начале. Именно этим Ким и занимался все последнее время. Например, через нормализацию отношений с Югом, после которой президент Мун Джэин стал чуть ли не его союзником. И не только Мун — по данным опросов, почти 80% южнокорейцев сейчас как минимум «доверяют» северокорейскому лидеру. Кроме того, Ким заручился поддержкой Китая: в ходе двух своих визитов в Поднебесную он, по всей видимости, сумел восстановить отношения с Пекином, подпорченные в предыдущие годы во многом из-за северокорейской неучтивости.

В итоге Ким стал позиционироваться как миротворец. «За последние месяцы имидж лидера КНДР Ким Чен Ына претерпел одну из самых впечатляющих трансформаций за всю современную историю дипломатии», — признает The New York Times. Мировые СМИ обсуждают уже не его ядерные боеголовки, а стремление к модернизации, открытости миру, экономическим реф