Кто быстрее нажмет на курок

Тема недели
НАЧАЛО ШТОРМА
Осенью может разразиться очередной мировой кризис. США спешат подтолкнуть к обвалу кого-нибудь другого — все равно кого, лишь бы получить капиталы, бегущие в безопасные US Treasures. Но ирония в том, что удар может прийтись и по самим США
Кто быстрее нажмет на курок

Соединенные Штаты все настойчивее вытягивают деньги из всего остального мира. На минувшей неделе ФРС дала понять, что в этом году повысит ставку еще дважды (то есть в общей сложности четыре раза за год) и продолжит толкать ее вверх. Экономический рост в США теперь оценивается монетарными властями как «существенный» (а не «умеренный», как до сих пор), соответственно, низкие ставки для стимулирования экономики больше не нужны.

Это означает, что капиталы со всего мира устремятся в США еще активнее, чем раньше: из развивающихся стран — потому, что там высокие риски, из Европы — потому что там еще как минимум год будут нулевые или околонулевые ставки, из товаров — потому что спрос на них со стороны развивающегося мира неустойчив. Фонды Emerging Markets (EM) в мае уже потеряли 2,6 млрд долларов — это самый большой отток за минувшие два года. Из Европы за три весенних месяца утекло 29 млрд долларов, а США только за май получили 23 млрд долларов притока.

Для США это означает потенциальный взлет всех активов на рынке ценных бумаг, для компаний и стран остального мира — проблемы с финансированием и привлечением долгов. «С четвертого квартала 2017 года, когда РФС начала расчищать свой баланс, мы все время видим всплывающие угрозы в самых слабых звеньях мировых рынков капитала — это криптовалюты, затем акции европейский банков, ставки LIBOR, развивающиеся рынки во главе с Аргентиной и итальянские облигации», — перечисляет главный стратег по акциям Morgan Stanley Майкл Уилсон. Пик расчистки баланса ФРС придется на октябрь 2018 года — а это значит, что этой осенью мировые рынки может сильно трясти.

Наказание за танго

Ставка турецкого ЦБ в июне была повышена до 17,75%, его индийский коллега повысил ставку до 6,5%. Бразильский ЦБ пытается удержать реал, но безуспешно, а Аргентине не помогает даже ставка 40%. С начала года валюты развивающихся стран штормит — если не брать в расчет ангольскую квачу и суданский фунт, то аргентинский песо и турецкая лира — чемпионы по девальвации к доллару: минус 25,5 и минус 16% соответственно с начала года. Бразильский реал и иранский реал потеряли к доллару примерно по 15%, рубль девальвировался более чем на 8%, индийская рупия — более чем на 5%. Сильно обесценивается пакистанская рупия, резервы ЦБ Пакистана уже сократились вдвое.

В начале июня ведущие инвестиционные банки США дружно заявили, что проблем у развивающихся рынков в этом году больше не будет — все плохое, мол, уже случилось. Однако после того, как Goldman Sachs в 2008 году предсказал нефть по 200 долларов за баррель, прогнозам не столько верят, сколько ищут в них скрытый смысл: зачем бы американским финансовым монстрам успокаивать рынки? И точно: через несколько дней после этих заявлений началась новая волна обвала валют развивающихся стран. Более того, аргентинские гособлигации с погашением в 2018 году сейчас торгуются с доходностью почти 40% — в общем-то, это уже означает почти верный дефолт.

Формально причины обвала у каждой страны свои, но подоплека общая: ФРС

Турция и Аргентина: плохой счет

Турцию и Аргентину можно назвать слабым звеном развивающихся рынков. Дефицит счета текущих операций — общая черта всех проблемных развивающихся рынков. Однако именно для этих двух стран он стал дестабилизирующим фактором. Вместе с внутренними проблемами этих стран он привел к тому, что Турция и Аргентина стали первым звонком и лидерами по падению курсов валют и фондовых рынков.

В случае Турции дефицит счета текущих операций в апреле составил 5,43 млрд долларов. Если в начале года доллар можно было купить за 3,7 турецкой лиры, то к 23 мая курс подскочил до 4,9 лиры за доллар, позже, после повышения ставки турецким ЦБ, лира несколько стабилизировалась, но неделю назад падение возобновилось, и сейчас лира находится примерно на уровне 4,7.

По словам директора инвестиционного департамента компании «Локо-инвест» Кирилла Тремасова, Турция сама очень сильно дестабилизировала ситуацию. «Восемнадцатого апреля они объявили о досрочных выборах президента и парламента, на полтора года раньше положенного, — рассказывает г-н Тремасов. — Инвесторы восприняли это негативно, так как президент Эрдоган неоднократно заявлял о намерениях уменьшить независимость ЦБ и высказывался против повышения ставок. Макроэкономические показатели Турции и без того не очень хорошие — двузначная инфляция, дефицит счета текущих операций. Поэтому проблемы и начались с Турции, за ней последовала Аргентина, где макроэкономическая ситуация была не очень благоприятной и до этого. Удар пришелся по наиболее слабым».

Тут есть один интересный момент. В мае, когда турецкий ЦБ повышал ставку, он повысил только ставку предоставления ликвидности, с 13,5 до 16,5%, при этом оставив ключевую ставку без изменений (в тот момент — 8%). Дошло до того, что ставку предоставления ликвидности начали воспринимать как ключевую, а стандартная ставка недельного репо начала терять свое значение. В конце мая ЦБ Турции все-таки вернул основную роль ключевой ставке и одновременно поднял ее до 16,5%, а потом до 17,75%. Однако судя по тому, что курс турецкой лиры в июне снова падает, это не очень помогло.

С другой стороны, в июньском отчете Global Economic Outlook агентства Fitch рост ВВП Турции в 2018 год прогнозируется на уровне 4,5%, в 2019-м — 3,6%. Это, конечно, меньше показателя 2017 года (7,4%), но особой тревоги не вызывает.

Что же касается Аргентины, то ее дефицит счета текущих операций в марте составил 8,7 млрд долларов. Если в начале года один доллар США можно было купить за 18,4 аргентинского песо, то к настоящему времени песо упал до рекордных 27,7 аргентинского песо за доллар. Хотя в марте и апреле была некоторая стабилизация на уровне чуть больше 20 песо, ситуацию удержать не удалось. Не помогло ни повышение ЦБ Аргентины ключевой ставки в три этапа с 27,25 до 40%, ни договоренность с МВФ о помощи. Сейчас аргентинские бонды с погашением в 2018 году торгуются с доходностью почти 40% — это практически дефолт.

Бразилия: забастовки и коррупция

Бразилия не самая сильная из развивающийся стран, но с точки зрения макроэкономических параметров выглядит значительно лучше Турции и Аргентины. Дефицит счета текущих операций в 4,3 млрд долларов, имевший место в начале года, удалось сократить и даже вывести в небольшой плюс.

«В Бразилии сейчас достаточно низкая инфляция, однако большой дефицит и не самая благоприятная бюджетная ситуация. Очевидно, что риски присутствуют. К тому же несколько недель назад у них была дестабилизирующая ситуация с ценами на топливо. Дальнобойщики перекрыли все трассы, отрасль встала, и это ударило по экономике. Правительство Бразилии было вынуждено снизить акцизы, стабилизировать цены, но за это нужно платить, что увеличит бюджетный дефицит. С точки зрения инвесторов, это рост рисков, — рассказывает Кирилл Тремасов. — Ситуация в Бразилии лучше, чем в Турции и Аргентине, но потенциально это следующий кандидат».

Помимо общенациональной забастовки водителей грузовиков дестабилизирующим фактором являются также непрекращающиеся коррупционные скандалы.

Агентство Fitch прогнозирует рост ВВП Бразилии в 2018 году на уровне 2%, а в 2019-м — 2,5%, что весьма неплохо на фоне 1% 2017 года.

ЮАР: плохо растут

Ситуация в ЮАР довольно стабильна, но как раз в этом и кроется проблема страны. Как отмечает Кирилл Тремасов, в ЮАР основные проблемы связаны с экономическим ростом: «Так же, как и у нас, он очень низкий, а в первом квартале в ЮАР вообще был спад ВВП. Однако с точки зрения инфляции и счета текущих операций там ситуация лучше, чем в Турции и Аргентине. ЮАР по уровню рисков можно сопоставлять с Бразилией».

Однако даже такая относительная стабильность не помогла ЮАР избежать проблем, связанным с оттоком, даже можно сказать бегством, денег нерезидентов и гособлигаций страны. Например, с 11 по 15 мая с рынка госдолга ЮАР ушло 1,23 млрд долларов.

Дефицит счета текущих операций ЮАР в марте составил примерно 10,2 млрд долларов по текущему курсу. В начале года доллар можно было купить за 12,3 южноафриканского ранда, дальше курс немного выровнялся до 11,5, но к настоящему времени упал уже до 13,4.

Согласно прогнозу Fitch, рост ВВП ЮАР в 2018 году составит 1,7%, а в 2019-м — 2,4%, что не сильно лучше 1,3% в 2017 году. К тому же такие показатели для развивающейся страны явно недостаточны.

Мексика: в заложниках у Трампа

По мнению экспертов, Мексика выглядит самой надежной в списке развивающихся стран, если не брать в расчет таких очевидных лидеров, как Китай. Однако, как отмечает г-н Тремасов, у нее большие проблемы с НАФТА — Североамериканским соглашением о свободной торговле, условия которого собирается серьезно перетряхнуть Дональд Трамп. Для нее это дестабилизирующий фактор. Результаты переговоров по НАФТА могут принести очень серьезные риски для страны.

Собственно, Мексика из всех стран Латинской Америки всегда больше всех зависела от США. Так что даже при отсутствии других проблем протекционистская политика Трампа приведет к весьма печальным последствиям для ее экономики. Американский президент уже объявил о введении таможенных пошлин на импорт стали (25%) и алюминия (10%) из Канады, Мексики и европейских стран. В свою очередь, Мексика сама собирается повышать тарифы на некоторые товары из США.

Дефицит счета текущих операций Мексики составляет, по данным за май, 6,9 млрд долларов США. Курс мексиканского песо составлял в начале года 19,2 за доллар, в дальнейшем укрепился до 18, но к настоящему моменту на фоне не самых удачных переговоров по НАФТА упал до 20,9 песо за доллар.

С другой стороны, прогноз Fitch для Мексики достаточно позитивен. Рост ВВП страны составит 2,4% в 2018 году и 2,5% 2019-м.