Кто ответит за мисселинг

Экономика и финансы
ЗАЩИТА ПОТРЕБИТЕЛЕЙ
«Эксперт» №25 (1079) 18 июня 2018
ЦБ собирается научить финансистов ставить интересы клиентов выше собственных, но главная проблема — продажа дорогих и ненужных продуктов — останется нерешенной
Кто ответит за мисселинг

«Я много лет VIP-клиент Сбербанка, — рассказывает пенсионерка Ольга Михайловна. — Всегда держала в нем только депозиты, последнее время у меня лежал крупный долларовый депозит. Но несколько лет менеджеры буквально давили на меня, настаивая на “смене стратегии”, и зимой я сдалась под их напором и согласилась открыть индивидуальный инвестиционный счет (ИИС) и договор доверительного управления (ДУ) с дочерней УК Сбербанка. Для этого мне пришлось закрыть валютный депозит, поменять доллары на рубли и вложить их в облигации, номинированные в долларах, при этом доходность все равно начисляется в рублях. Я неоднократно говорила, что мне важно, чтобы на моем счету лежали именно доллары, не рубли, менеджеры Сбербанка уверяли, что “доллары останутся”, хотя по факту конечной валютой для меня как клиента ДУ стали все равно рубли. Мне также говорили, что по ИИС есть льгота по налогу, а потенциальная доходность выше, чем по депозиту. Однако потом выяснилось, что налоговая льгота предоставляется по НДФЛ, но я пенсионерка, так что меня это не касается. А реальная доходность по той стратегии, на которую я подписалась, за прошлый год составила минус четыре процента. При этом за обслуживание ДУ надо заплатить два процента. В итоге я расторгла договор, лишившись этих двух процентов, плюс еще два процента за досрочное расторжение и еще десять тысяч рублей, на которые стратегия ушла в минус. На мои неоднократные жалобы на то, что меня фактически ввели в заблуждение, и требования вернуть потерянные деньги Сбербанк отвечает отказом».

Подсунули не то

По сути, пенсионерка столкнулась с той же проблемой, что и «Транснефть», судебное разбирательство которой со Сбербанком закончилось в прошлом году мировым соглашением. Госбанк уговорил нефтяную компанию совершить сложную сделку с производными финансовыми инструментами, чтобы снизить стоимость обслуживания корпоративного долга, однако «Транснефти» не повезло: после падения рубля в 2014 году Сбербанк потребовал заплатить 67 млрд рублей. Как считают в «Транснефти», Сбербанк навязал компании невыгодную, высокорисковую, спекулятивную сделку.

К несчастью, такие истории — обыденное явление на финансовом рынке, которое называется мисселинг (от англ. Misselling — введение инвестора в заблуждение об истинных характеристиках продукта или услуги). Это преднамеренная, безрассудная или небрежная продажа продуктов или услуг в обстоятельствах, когда договор либо искажен, либо продукт или услуга не соответствуют потребностям клиента. Чаше всего клиенты сталкиваются с мисселлингом в банках. «Эксперт» уже писал о необычайном росте продаж полисов инвестиционного страхования жизни (ИСЖ) во многом за счет навязывания банками гибридного инструмента клиентам — владельцам депозитов (см. «Страховщики не оправдали надежд», «Эксперт» № 10 за 2018 год). Но это явление распространено не только в банках, но и в целом на нашем рынке финансовых услуг.

«Обычный бизнес на основе контрактного права исходит из того, что действия всех сторон направлены в первую