«Мы в состоянии создать мировой блокбастер»

Наука и технологии
Фармацевтика
«Эксперт» №25 (1079) 18 июня 2018
Чтобы интенсифицировать производство инновационных оригинальных лекарств, России необходимо создать действенные механизмы поддержки фармацевтических компаний и обеспечить им такие же налоговые условия, как в Сингапуре или Пуэрто-Рико, считает директор Государственного института лекарственных средств и надлежащих практик Владислав Шестаков
«Мы в состоянии создать мировой блокбастер»

Российский фармацевтический рынок уверенно растет уже третий год подряд. Только в прошлом году его емкость увеличилась почти на девять процентов и составила 1,4 триллиона рублей. А по итогам нынешнего года она почти наверняка превысит полтора триллиона. Но если раньше главным драйвером роста были государственные закупки лекарств, то теперь в лидеры наконец-то выбился коммерческий сегмент. Это не могло не сказаться на структуре продаж. Доля дешевых препаратов резко снизилась — люди все чаще выбирают дорогие лекарства. Но вот качество препаратов зачастую далеко от идеала. И, в общем, понятно почему. Еще совсем недавно в нашей стране просто не было фармацевтического инспектората, специалисты которого могли бы провести оценку лекарственных средств, завозимых в нашу страну из всех уголков мира, на соответствие установленным правилам и стандартам GMP (Good Manufacturing Practice). Ситуация изменилась только три года назад, когда Минпромторг наделил соответствующими полномочиями Государственный институт лекарственных средств и надлежащих практик (ГИЛС и НП). Это позволило не только резко сократить долю некачественных препаратов на нашем рынке, но и повысить стандарты производства лекарств в России. О том, как будут развиваться наша фармацевтическая промышленность и рынок лекарственных средств, о его регулировании и о результатах проведенных инспекций в интервью «Эксперту» рассказал директор ГИЛС и НП Владислав Шестаков.

— Вы как-то говорили, что России нужно делать ставку на создание инновационных лекарственных средств, поскольку именно они станут главным драйвером развития нашей фармацевтической промышленности. А что будет с дженериками?

— Нет ничего плохого в производстве дженериков. Есть развитые страны, где доля потребления таких препаратов довольно высока и местных регуляторов это ничуть не беспокоит. На самом деле все зависит от того, какую политику проводит государство в части потребления лекарств. Например, в США в шестидесятых годах прошлого века сделали ставку только на инновационные препараты. Это привело к тому, что продолжительность жизни значительно увеличилась, но вместе с тем резко выросли и расходы бюджета на медицину. Тогда же начался стремительный рост компании Teva — первого крупного производителя дженериков. Правда, впоследствии один из ее создателей перешел на работу в американскую систему здравоохранения и, чтобы снизить траты бюджета, предложил массово использовать не оригинальные препараты, а их более дешевые копии. Тем не менее в США успешно развиваются оба направления.

У нас же на первых порах стояла другая задача — заместить импорт. Не секрет, что на российском рынке преобладают дженерики. Причем до недавнего времени значительная их часть была импортного производства. И только благодаря госпрограмме «Фарма 2020» импорт удалось серьезно потеснить. Наши производители демонстрируют очень серьезный рост практически по всей номенклатуре жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов (ЖНВЛП). Если брать список таких пре