Точки фокусировки

Специальное обозрение
КАРТА ИНТЕРНАЦИОНАЛИЗАЦИИ БИЗНЕС-ШКОЛ РОССИИ И СТРАН СНГ — 2018
«Видимость» бизнес-школ постсоветского пространства в мире улучшается, но для ускорения выхода на внешние рынки не стоит ограничиваться признанным набором решений
Точки фокусировки

Аналитический центр «Эксперт» (исследовательское подразделение медиахолдинга «Эксперт») продолжает изучение тенденций и перспектив развития рынка бизнес-образования. Как и в прошлом году, главный фокус исследования — изучение возможностей выхода российских бизнес-школ на растущие зарубежные рынки, увеличение экспорта услуг бизнес-образования в условиях стагнации российского рынка. Первая волна ежегодного исследования (2017 год) показала: большинство российских бизнес-школ пропустили эту возможность, сосредоточившись на внутреннем рынке, который многие годы динамично рос, и только сейчас начинают наверстывать упущенное. Слабый курс рубля и рост рынков бизнес-образования развивающихся стран Азии усиливают эту мотивацию.

Впрочем, барьеров на этом пути не меньше: это и санкционное давление, и потеря Россией инвестиционной привлекательности, и конкуренция на азиатском направлении со стороны ведущих мировых бизнес-школ. Еще более серьезный барьер — институциональные препятствия, связанные с международным признанием российских бизнес-школ. Изучение эффективных стратегий выхода на зарубежные рынки бизнес-образования легло в основу исследовательского проекта «Карта интернационализации бизнес-школ России и стран СНГ — 2018», результаты которого мы обсудили в конце мая с ведущими российскими и европейскими бизнес-школами в рамках конференции «Образование и мировые города: новые технологии развития», организованной филиалом НИУ ВШЭ в Санкт-Петербурге. Представляем интересные выводы проекта и дискуссии.

Начнем с последнего упомянутого препятствия, без преодоления которого выход на внешний рынок просто невозможен, — репутационного. Студент для получения услуги должен либо приехать в Россию, либо по каким–то причинам выбрать на месте, в своей стране проживания, кампус именно российской школы, если, конечно, таковой там имеется. В ходе предыдущей волны исследования (см. «В пределах видимости», «Эксперт» № 28 за 2017 год) мы подробно проанализировали модели достижения узнаваемости за пределами страны: это институциональные, программные, профессиональные аккредитации; исследовательская активность; членство в международных ассоциациях; развитие партнерских отношений с зарубежными школами бизнеса; позиции в ведущих рейтингах. Колоссальные возможности повышения узнаваемости дают цифровые технологии. Появление виртуальных университетов, часть аудитории которых находится за рубежом, онлайн-курсы на международных образовательных платформах, на которые подписаны иностранные студенты, — все это позволяет улучшить международную «видимость» и найти новые формы экспорта образовательных услуг.

С короной на голове

Формируя критерии отбора участников нашего проекта, мы ориентировались на институциональные и программные аккредитации, а также на публикационную активность в ведущих журналах (см. «Методологические принципы исследования»).

Аккредитации присуждаются бизнес-школам на основе профессиональной независимой оценки их деятельности и означают соответствие глобальным станд

Методологические принципы исследования

Под бизнес-школами мы понимаем частные и государственные организации и структуры университетского типа, реализующие базовые академические программы уровня бакалавриата и (или) магистратуры в области менеджмента (направления «Менеджмент», «Управление персоналом», «Инноватика») и (или) программы дополнительного бизнес-образования (MBA, EMBA, DBA). Исследование направлено на кластеризацию бизнес-школ в зависимости от их траекторий и уровня продвижения в глобальном пространстве.

При подготовке рейтинга использовались два типа критериев: базовые (их наличие необходимо для попадания в рассмотрение) и дополнительные (существенны в оценке уровня и перспектив продвижения бизнес-школ).

Источники информации: база данных Scopus; официальные сайты аккредитующих организаций и официальные сайты бизнес-школ; данные, предоставленные бизнес-школами.

География исследования: страны СНГ.

Базовые критерии:

— наличие одной или нескольких международных институциональных аккредитации EQUIS, AACSB или CEEMAN;

(и/или)

— наличие одной или нескольких международных программных аккредитации EPAS, AMBA;

(и/или)

— не менее 25 публикаций по управленческой тематике в журналах списка ABDC (Аustralian Business Deans Council)* в базе данных Scopus в период 2015–2017 годов за исключением списка журналов, разработанного в рамках проекта «Предметный рейтинг научной продуктивности вузов — 2018»**. Использование в качестве базового ABDC Journal Quality List гарантирует, с одной стороны, приемлемый уровень качества публикаций, с другой — накладывает тематические ограничения (менеджмент, маркетинг и проч.). Количество публикаций определялось для организации в целом, а не для конкретной бизнес-школы.

Дополнительные критерии

Развитие партнерств. Учитывались партнерства всех типов (обмен студентами, совместные исследования, совместные образовательные программы и проч.) с зарубежными бизнес-школами, имеющими по крайней мере одну аккредитацию «первого уровня». 

Программы двойного диплома. Учитывались программы двойного диплома с зарубежными бизнес-школами, имеющими по крайней мере одну аккредитацию «первого уровня». Обязательное условие: по итогам программы выдаются диплом "домашней"  бизнес-школы и диплом зарубежного партнера. Исключены из рассмотрения: программы по франшизе; программы, по результатам которых выдаются сертификаты; краткосрочные программы. Особое внимание было уделено программам двойного диплома с двусторонней мобильностью, наличие которых говорит о более высоком уровне «видимости» на международном уровне.

Программы глобальных образовательных альянсов и консорциумов (QTEM, CEMS). Жесткая ограничительная политика участия, признание высокого уровня образования академическими партнерами: например, в CEMS (Global Alliance in Management Education — Глобальный альянс в области образования по менеджменту) может войти лишь одна бизнес-школа от страны, при присоединении к QTEM (Quantitative Techniques for Economics and Management — Количественные методы для экономики и менеджмента) новый участник должен быть одобрен всеми участниками консорциума.

Визуализация базовых принципов глобальной видимости бизнес-школ

Ось абсцисс: коэффициент публикационной активности (в соответствии с описанными выше критериями), рассчитанный на основании значений кумулятивной функции вероятности по методологии стандартизированной оценки (z-score).

Ось ординат: достижения бизнес-школ в сфере аккредитаций и партнерств. Мы выделяем три реперных уровня: одна аккредитация «первого уровня» (EPAS или AMBA); две аккредитации «первого уровня» (EQUIS и AMBA) и так называемая тройная корона (EQUIS, AACSB, AMBA). Продвижение между уровнями может осуществляется за счет наличия программ двойного диплома, соответствующих методологическим принципам исследования, наличия программ глобальных альянсов / образовательных консорциумов, наличия аккредитации CEEMAN.

Критерии отнесения к квадрантам

Первый квадрант: наличие аккредитаций «первого уровня», не менее 150 публикаций (значение получено эмпирическим путем).

Второй квадрант: наличие аккредитаций «первого уровня», количество публикаций — менее 150.

Третий квадрант: от 0 до 150 публикаций, аккредитации «первого уровня» отсутствуют.

Четвертый квадрант: не менее 150 публикаций, аккредитации «первого уровня» отсутствуют.

 

*http://www.abdc.edu.au/master-journal-list.php.

**http://www.acexpert.ru/analytics/ratings/predmetniy-reyting-nauchnoy-produktivnosti-vuzov---1.html. 

Импульс чемпионов

Драйвером интернационализации управленческого образования может стать активно растущий средний бизнес, считает директор филиала НИУ ВШЭ в Санкт-Петербурге Сергей Кадочников.

— Сергей Михайлович, как вы оцениваете текущую ситуацию с экспортом российского образования?

— У нас принято считать, что Россия сильно отстает по этому показателю. Но давайте посмотрим на цифры. По количеству иностранных студентов мы входим в топ-10 стран, у нас учится столько же иностранных студентов, сколько, например, в Австралии. Да, около 80 процентов иностранных студентов — это жители СНГ. Но и в Австралию тоже едут жители соседних Филиппин, Малайзии и Китая. При этом в Австралии национальный язык — английский, и это большой стимул получать образование именно в этой стране.

— Каковы плюсы и минусы преобладания в структуре спроса на бизнес-образование студентов из стран СНГ?

— Проблема не в том, что к нам приезжают учиться жители Украины, Казахстана или какой-то другой соседней страны. Проблема в том, что если они образуют доминирующую группу, то это приводит к монокультурности. Такой негативный эффект уже ощутил ряд британских университетов, где иностранных студентов может быть более 50 процентов, но из них 90 процентов — китайцы. В результате китайские студенты, по сути, оказываются в своей же национальной среде. При таком доминировании не решается одна из главных задач интернационализации — развитие межкультурных коммуникаций. Поэтому мы, развивая бизнес-образование, не должны ориентироваться на какую-то одну группу стран. Для российских бизнес-школ основной метод достижения разнообразия — создание англоязычных образовательных программ; в петербургском кампусе Высшей школы экономики мы сегодня около трети всех основных образовательных программ, в том числе на уровне бакалавриата, предлагаем на английском языке.

— Участники нашего проекта в качестве одного из вызовов в развитии экспорта управленческого образования рассматривают слабость российской экономики. Вы разделяете этот тезис?

— В ряде отдельных направлений Россия является заметным игроком в мировой экономике: в одних отраслях — ведущим экспортером, в других — крупным импортером. И менеджеры иностранных компаний все равно вовлечены в ведение бизнеса с Россией, так что получение бизнес-образования для многих — один из способов познакомиться с реальным бизнесом и тем самым повысить собственную эффективность. И я бы не ставил спрос на бизнес-образование в жесткую зависимость от общего уровня экономик.

В будущем, по моим прогнозам, серьезным драйвером для реализации возможностей интернационализации российского бизнес-образования может стать средний бизнес. Согласно исследованиям, у нас уже появилась прослойка компаний, претендующих на статус национальных чемпионов. Эта категория предпринимателей рано или поздно начнет выстраивать стратегию роста, предусматривающую выход на международные рынки. Геополитическая напряженность со временем пойдет на спад. И это придаст новый импульс спросу на получение управленческого образования в России со стороны их партнеров.

— Мы в своем исследовательском проекте анализируем модели достижения «видимости» российских бизнес-школ на международном уровне. Какие способы вы считаете наиболее эффективными?

— На мой взгляд, очень важный элемент продвижения — участие в международных образовательных консорциумах. Почему они важны? Во-первых, это продвижение в рамках известного на глобальном рынке бренда. Во-вторых, в отличие от рейтингов, в которых есть только один «победитель», консорциумы предлагают не единственную линейную шкалу сравнения университетов и могут объединять ведущие университеты, каждый из которых лучший в чем-то своем. В международном консорциуме все являются партнерами и каждый должен что-то предложить. Ты не можешь быть в консорциуме только учеником. В Санкт-Петербургской школе экономики и менеджмента питерской «Вышки» мы, например, имеем выдающуюся, мирового уровня исследовательскую команду в области теории игр. Это отражается и на содержании наших магистерских программ в области экономики, менеджмента и финансов. Именно поэтому в прошлом году мы были приглашены в один из ведущих международных консорциумов бизнес-школ QTEM, в котором наряду с факультетом бизнеса и менеджмента московской «Вышки» теперь представляем Россию.

Второй важный инструмент — получение международных профессиональных аккредитаций, и мы последовательно идем по пути получения всех ключевых аккредитаций. Мы начинаем с программной аккредитации EPAS Европейского фонда развития менеджмента. Следующий шаг для нас — обе институциональные аккредитации: EQUIS и AACSB. Затем мы планируем аккредитовать в AMBA нашу программу Executive МВА.

И наконец, программы двойных дипломов. На стратегических для себя рынках мы определили партнеров по таким программам. В качестве стратегических европейских рынков мы в питерской «Вышке» выбрали Италию, Германию и Испанию. В этом году мы открыли две программы двойного диплома в бакалавриате с римским университетом Тор Вергата. На очереди программы со знаменитыми Мюнхенским университетом, Миланским католическим университетом и университетом Помпеу Фабра из Барселоны. Другой стратегический для нас рынок — Великобритания, в силу совершенно особого статуса образовательной системы этой страны. Здесь наш главный партнер по программам двойных дипломов — Университетский колледж Лондона, входящий в международных академических рейтингах в топ-10 ведущих университетов мира. В Юго-Восточной Азии мы ориентируемся на сотрудничество с Южной Кореей, Вьетнамом и Китаем.

Еще один существенный компонент продвижения — использование цифровых технологий. Высшая школа экономики три года назад стала партнером одной из главных глобальных платформ онлайн-образования Coursera. Сейчас мы входим в топ-10 университетов мира, предлагающих на этой платформе самое большое число курсов. Моя позиция такова: онлайн — один из самых эффективных инструментов продвижения. С помощью дистанционных каналов мы даем слушателю возможность попробовать наш «товар», он знакомится с ведущими профессорами и принимает решение, идти ли в этот университет учиться.

 

Интервью взяли Ирина Перечнева и Татьяна Лопатина