Российский кейс от корпорации RAND

Политика
ЛЮКСЕМБУРГСКИЙ ФОРУМ
«Эксперт» №26 (1080) 25 июня 2018
Какие советы американские аналитики дают хозяевам Белого дома
Российский кейс от корпорации RAND

Мир становится слишком сложным для прогнозирования, признаются даже в корпорации RAND. Этот американский стратегический исследовательский центр считается самой влиятельной и эффективной «фабрикой мысли» (по-английски — think tank) в мире. Аббревиатура RAND была составлена из первых букв английских слов research and development (исследования и разработки). Вот уже семьдесят лет эксперты RAND работают на администрации Белого дома и Пентагон, разрабатывают многоуровневые военно-стратегические концепции и проводят всесторонние исследования по проблемам национальной безопасности.

Своим видением мира и российско-американских отношений с «Экспертом» поделился Стивен Фланаган, старший аналитик корпорации RAND, в прошлом специальный помощник президента США и старший директор по оборонной политике и стратегии в Совете национальной безопасности США, доктор наук, член Консультативного совета Международного Люксембургского форума по предотвращению ядерной катастрофы.

— Серьезная проблема во взаимоотношениях России и США последних лет заключалась в ультимативности обращений, которые приходят из Вашингтона в Москву. От нас требуют сдать наши интересы на Украине, уйти из Сирии, стать «региональной державой», как выразился Барак Обама, и не претендовать на большую геополитику. Почему нельзя смягчить позиции?

— Я работал на Обаму, когда тот был в Белом доме. И на самом деле его усилия были направлены на «перезагрузку», на восстановление нормальных взаимоотношений с Россией. Я не помню заявлений Обамы, в которых он требовал, чтобы Россия принизила бы свой статус или ограничилась положением региональной державы. Он убеждал (что вы характеризовали как требование), что Россия должна соблюдать суверенитет Украины, не вмешиваться в ее дела и не прибегать к каким-то тайным или военным средствам для негативного воздействия на суверенитет этой страны. Было ощущение, что Россия слишком вольно трактовала открытое соглашение с властями Украины в отношении Крыма в плане доступа к Севастополю и крымским портам. В итоге изменение европейских границ силовым способом стало нарушением принципов международного права, договоренностей Европы, США и Канады в рамках ОБСЕ и Устава ООН, Хельсинского акта 1975 года. Эти принципы были нарушены Россией. Это и привело к кризису в отношениях с Западом.

— И в этом случае не может быть компромисса? Я правильно понимаю?

— Нет, я вижу основу для компромисса, который заключается в восстановлении международно признанных границ между Россией и Украиной, введении миротворческой миссии, например ооновской, на Юго-Восток Украины, на Донбасс, и в выработке определенных соглашений, которые позволили бы обеспечить демилитаризацию, то есть разоружение существующих там полувоенных формирований, отрядов ополчения.

А что касается Крыма, наверное, здесь все-таки нет места компромиссу для Соединенных Штатов и европейских стран. Я думаю, что по аналогии с советской оккупацией Прибалтики в конце 1930-х годов Соединенные Штаты точно так же не будут признавать силов