Трамп возвращает мир в прошлое

Политика
ЛЮКСЕМБУРГСКИЙ ФОРУМ
«Эксперт» №26 (1080) 25 июня 2018
Конец ядерной сделки с Ираном приведет к власти в Исламской Республике антизападных радикалов и поставит мир на грань новой ближневосточной войны, возможно, с ядерным привкусом
Трамп возвращает мир в прошлое

Ядерная сделка с Ираном висит на волоске. США продолжают давить на европейцев, чтобы заставить их в очередной раз поступиться интересами бизнеса и встать в фарватер американской внешней политики, то есть вслед за Штатами выйти из Совместного всеобъемлющего плана действий (СВДП). Напомним, 15 июля 2015 года Иран и страны «шестерки» (США, Франция, Великобритания, Германия, Китай и Россия) достигли соглашения по иранской ядерной программе в обмен на отмену санкций. Спустя три года Дональд Трамп вышел из договора, чем спровоцировал новый кризис в регионе. О последствиях этого решения рассуждает профессор Владимир Сажин, старший научный сотрудник Центра изучения стран Ближнего и Среднего Востока Института востоковедения РАН, член Консультативного совета Международного люксембургского форума по предотвращению ядерной катастрофы.

— Трамп рушит все, что сделал Обама. Кроме того, лобби еврейское, лобби арабское, я имею в виду саудовское, действительно активно работают и влияют на Трампа. Но у Трампа может быть еще несколько причин вывести США из СВПД. Этим действием он хотел бы спровоцировать Иран на то, чтобы тот сам вышел из СВПД. И сделать так, чтобы по Ирану можно было ударить экономически, как в 2011–2012 годах, чтобы расшатать экономическую систему страны и сделать возможным смещение исламского режима. Но в этом аспекте он, кажется, абсолютно просчитался, потому что в Иране режим довольно серьезный и достаточно устойчивый благодаря успешно действующей системе сдержек и противовесов.

— То есть Иран не заинтересован в выходе из СВДП?

— Нет, не заинтересован. Нынешняя политика Рухани, и внешняя, и внутренняя, зиждется именно на успехе ядерной сделки. Я считаю, что отцами СВПД были два человека. Хотя, конечно, есть группа «5+1», безусловно, там велика роль и России, и Китая, и всех остальных. Работали чуть ли не по восемнадцать часов в сутки, не спали, отрабатывали каждое предложение, каждую запятую и так далее. Но все-таки без Барака Обамы и без президента Ирана Хасана Рухани ничего бы не получилось. Ничего. И, в общем, это их большая заслуга.

— Вы имеете в виду политическую волю?

— Безусловно, политическую волю. Больше того, я скажу, что во время работы над СВПД, именно в момент обдумывания будущего ядерного соглашения впервые почти за сорок лет на официальном уровне состоялись переговоры представителей Ирана и Соединенных Штатов. В Омане. Потом еще одни двусторонние переговоры. До этого, конечно, контакты были, но неофициальные.

— Иными словами, историческую значимость этих двусторонних переговоров можно сравнить с нынешним северокорейским саммитом?

— Именно так. А сейчас Трамп, как на машине времени, отбросил всех нас в 2011–2012 годы. Потому что именно тогда напряжение вокруг Ирана было очень сильное. Иран не шел ни на какие уступки. Я помню, в 2011-м чуть ли не каждый день говорили, что США, или Израиль, или они вместе вот-вот нанесут удар по Ирану. Но тогда, чтобы избежать войны, европейцы предложили жесткие санкции, американцы их поддержали.