О юношах, обдумывающих житьё

Разное
«Эксперт» №27 (1081) 2 июля 2018
О юношах, обдумывающих житьё

Социологи РАНХиГС опубликовали данные очередного опроса. Доля родителей, считающих перспективной для своих детей службу в правоохранительных органах и других силовых структурах, выросла в 2017 году по сравнению с 2016 годом на треть и вплотную приблизилась к сорока процентам (цитирую по РИА «Новости»). Родители, разумеется, желают детям добра; в их пожеланиях всегда отражается и мода текущего дня — но сейчас, похоже, гораздо заметнее слышен голос расчёта. Когда-то, если помните, своим чадам желали работать то в кооперативах, то в совместных предприятиях; потом видели их чуть не поголовно экономистами да юристами, потом работниками «Газпрома» — большей частью потому, что «не я один, все так же осуждают». А тут люди смотрят вокруг да прикидывают. Какие там у сына (дочери) на поверку окажутся таланты, а уж тем более будет ли ему (ей) в жизни везти, не угадаешь; значит, надо смотреть, куда наклонён стол — в какой стороне шары, пущенные с самой разной степенью мастерства, гуще падают в лузы. Такого типа нехитрый анализ, по-видимому, и подсказывает на треть чаще, чем годом раньше, подаваться в силовики. Нетрудно предсказать, что и дальше процент желающих детям именно такой карьеры продолжит быстро расти.

Коллега рассказала: дочке её подруги, выпускнице журфака, настойчиво советуют не валять дурака и идти в отдел общественных связей в местное управление МВД. Мол, работёнка не пыльная, деньги неплохие, отпуск большой и с бесплатным проездом, в сорок пять получишь пенсию — и свободна, как Куба. Согласитесь, на фоне нынешних пенсионных новостей такое звучит особенно весомо. Да ведь и не только в деньгах (не только в отпусках, не только в пенсиях) дело — есть у силовиков* и иные пряники, нематериальные, но тоже весьма убедительные. Вот для примера свежая новость. На заседании профильного комитета Госсовета Республики Коми у кандидатки в мировые судьи спросили, как она относится к оправдательным приговорам. Та ответила: «Оправдательный приговор — это нонсенс» — и пояснила, что до вынесения судебного решения правоохранительные органы уже делают «основную работу». Больше вопросов к ней не было, своё назначение она получила. Речь не о доле оправдательных приговоров в судебной практике; кандидатка выдвинула, а депутаты согласно приняли тезис гораздо более сильный: непогрешимость. Про любого на свете человека, сделавшего пусть самую большую «основную работу», можно предположить, что он сделал её с ошибкой, а про правоохранителей — нельзя. Не ошибаются они. Да они и сами так думают — ср. новую серию злоключений карельского историка Дмитриева. Его усердно сажали в прошлом году за детскую порнографию, но суд его в этом оправдал (хоть оправдательный приговор и нонсенс). Вместо извинений Дмитриева задержали и, похоже, снова обвиняют в чём-то подобном — не могли же СК и прокуратура в нём ошибиться! Страна у нас большая; возможно, где-то и случается, что правоохранители признают свою неправоту и публично просят прощения; но я о таких новостях как-то не слышу. Вот и ещё

*Оговорюсь: силовые структуры есть разные, от армии до ФСИН, от СК до фельдъегерей — всех наизусть и не перечислишь. Здесь речь больше о правоохранителях.