По итогам выборов Эрдоган получил чрезвычайные полномочия и де-факто стал новым султаном. Москва не против — в отличие от Вашингтона и Брюсселя
Прощай, республика!

Победа Реджепа Тайипа Эрдогана на досрочных парламентских и президентских выборах в Турции имеет историческое значение, причем не только для страны, но и для всего мира. Наделенный крайне широкими полномочиями, он продолжит проводить исламизацию страны, а также пантюркистско-исламистскую внешнюю политику.

И многие эксперты видят в этом угрозу. Светско-республиканское наследие Мустафы Кемаля Ататюрка, позволившее Турции стать самой успешной исламской демократией, фактически уничтожается. А государство превращается в некий новый султанат, население которого будет накачиваться имперскими амбициями и идеями реваншизма, от которых пострадает весь регион — именно такая внешняя политика Турции (ставившая целью возврат под контроль Анкары всего Ближнего Востока) подбросила львиную долю керосина в пожар «арабской весны», сжегший Ливию, а также серьезно опаливший Египет и Сирию. Сумев избежать за это ответственности, своевременно сбежав из сообщества поджигателей в российско-иранский лагерь пожарных (как верно отмечают некоторые американские эксперты, «Эрдоган стал самым успешным в мире исламистским лидером потому, что он самый прагматичный»), турецкий неосултан, безусловно, продолжит реализацию своих амбиций. Правда, уже с большей осторожностью и оглядкой на другие центры силы.

Вопрос в том, как на эти процессы реагировать. Запад выбрал сопротивление — в Европе и США формально признали победу Эрдогана на выборах, однако намерены продолжить дипломатическую войну с турецким президентом. В западных СМИ идет диффамация Эрдогана, а политики готовятся ввести против него санкции, даже понимая, что это приведет не к изменению турецкой политики в интересах Запада, а лишь к обострению отношений между Анкарой и Вашингтоном с Брюсселем.

Москва же поступает умнее. Кремлю, безусловно, не нравятся некоторые тенденции в турецкой внешней политике (особенно те, что подрывают территориальную целостность некоторых государств), однако Россия остается приверженной своему правилу: мы уважаем выбор других народов и работаем с теми лидерами, которые эти народы себе избирают. Поэтому Москва заняла взвешенную позицию и (как она обычно делает) намерена заработать неплохие дивиденды на ошибочной западной стратегии. Главное при этом не забывать, с кем мы имеем дело.

Торопиться надо

Нынешние выборы не случайно называют важнейшими в современной истории Турции. После их проведения должны были вступить в силу конституционные поправки, принятые на референдуме в апреле 2017 года и превращающие страну в суперпрезидентскую республику. Они предполагают ликвидацию поста премьер-министра, запрет бывшим военным (хранителям республиканских традиций Ататюрка) участвовать в выборах, де-факто переводят судебную власть под контроль президента, выводят правительство из-под контроля парламента.

По идее, выборы должны были пройти в ноябре 2019 года, однако Эрдоган решил провести их досрочно. И не только потому, что ему было лень ждать, — президент просто посчитал, что в июне 2018 года он получит на них