Театр: Богомолов и МХТ

Повестка дня
«Эксперт» №27 (1081) 2 июля 2018
Театр: Богомолов и МХТ

Константин Богомолов попрощался с МХТ на «ближайшие годы». Новое руководство театра уведомило режиссера, что не собирается продлевать истекающий в ближайшие дни контракт, в соответствии с которым он исполнял обязанности помощника художественного руководителя. Сам он в отклике по этому поводу в фейсбуке однозначно истолковал такое решение как нежелание нового руководства театра в лице Сергея Женовача сотрудничать с ним и в качестве режиссера-постановщика.

Между тем именно Богомолов и его спектакли в последние несколько лет определяли лицо МХТ. Они всегда были самыми обсуждаемыми и почти наверняка самыми кассовыми в репертуаре театра. Неудивительно, что Олег Табаков так ценил его и защищал от нападок, сыпавшихся на режиссера со всех сторон. Неслучайно именно ему доверил постановку спектакля, в котором исполнил свою последнюю главную роль, — «Юбилей ювелира». А в «Драконе» по пьесе Евгения Шварца опять-таки в постановке Богомолова еще раз вышел на сцену — на этот раз в роли бургомистра, доказывая тем самым, что ему еще есть что предъявить публике. Причем в «Драконе» играл вместе с сыном Павлом Табаковым.

В общей сложности Богомолов поставил на сцене МХТ девять спектаклей. «Три сестры» стали его последней работой на данном этапе. В ней режиссер довел свой метод, включающий в себя элементы кино (благодаря телевизионным экранам актеры постоянно работают «на крупном плане»), до предела. В этом спектакле экраны, по сути, заменили декорации. Богомолов создал на сцене максимально условное пространство: две комнаты, где есть только воображаемые стены. От приглушенной манеры произносить монологи и реплики, все равно слышные благодаря микрофонам, он перешел к намеренно невнятному произношению, которое нельзя разобрать даже через акустические системы. Этим спектаклем Богомолов достиг предела в своей творческой карьере и развитии стиля «экранного театра».

«Три сестры» как нельзя лучше подошли для финального символического жеста. Они уничтожают театр, созданный Станиславским и Немировичем-Данченко, расчищая дорогу для новых форм. В отличие от своего тезки Константина Треплева — персонажа чеховской «Чайки», сложившего голову во внутренней борьбе за новые формы, Богомолов достиг успеха. Он признан и востребован. Творческий простой ему не грозит. Для МХТ он был своего рода допингом, помогавшим поддерживать титул актуального и успешного театра. Женовач в скандалах до сих пор замечен не был — и первым делом попытался с этого допинга соскочить. Таким образом он заявляет, что будет реализовывать иную стратегию, нежели та, которой придерживался Олег Табаков. Но пока ничто не говорит о том, что его стратегия окажется менее успешной. Женовачу еще только предстоит решать ряд сложнейших задач — в те самые «ближайшие годы» не просто управлять огромным коллективом, но и определять лицо главного театра страны. Своим первым действием Женовач выбрал вычитание. Посмотрим, что в МХТ в ближайшее время прибавится, и тогда попытаемся понять, что же получилось в итоге.