Многие хотят управлять глобальным нефтяным рынком, иные пытаются, но пока ни у кого не получилось устойчивое управление в сколько-нибудь долгосрочном режиме. Однако в последние два года появились признаки рациональности поведения основных акторов рынка. Есть шансы, что новое соглашение ОПЕК+ достигнет своих целей
Цены на нефть: новые правила игры?

История нефтяных цен после 1973 года вызвала к жизни несколько поколений алхимиков, которые вместо философского камня неустанно ищут простой и надежный секрет движения нефтяных цен и прогнозирования их динамики. Выдвигают разные гипотезы, которые можно свести к нескольким основным: «заговор врагов» (при этом «враги» могут быть самые разнообразные); магические синусоиды («физики» и прочие чартисты); жадность финансовых трейдеров (сторонники доминирования «бумажной» нефти — триллионного рынка беспоставочных фьючерсов на нее); сговор компаний (антимонополисты и любители дешевого бензина); сговор стран ОПЕК (ценители закулисной политики). Есть еще множество экзотических концепций — от технологического детерминизма до немедленного перехода на возобновляемые виды энергии («лирики» и «зеленые»). Мы — энергетики, поэтому постараемся остаться в рамках рациональной комбинации факторов, объясняющих жизнь сложнейшего нефтяного рынка.

В самом общем виде текущие цены определяются конъюнктурой спроса и поставок, потоком новостей о запасах, мелкими шоками у добытчиков, сенсациями любого типа, обеспечивающими колебания цен, бюджетными ограничениями стран-экспортеров, торговой политикой, политическими и техногенными потрясениями. В долгосрочном плане при прогнозировании нарастающую роль начинают играть факторы технологического прогресса, долгосрочные энергетические стратегии и динамика капиталовложений в добычу и переработку нефти.


Состояние рынка

В июне 2018 года цены на нефть находились в диапазоне от 70 (WTI) до 75 (Brent) долларов за баррель, за последние 12 месяцев они повысились примерно на 30 долларов за баррель (см. график 1).

Положительная динамика цен была связана с тем, что в 2017 году на мировом рынке возник дефицит нефти под влиянием соглашения о сокращении добычи крупнейшими нефтедобывающими государствами (соглашение ОПЕК+), а также ряда дополнительных факторов. В соответствии с соглашением ОПЕК+ государства — члены ОПЕК должны были сократить добычу суммарно на 1,2 млн баррелей в день (мбд) по сравнению с уровнем конца 2016 года, а другие государства, присоединившиеся к соглашению, в том числе Россия, — суммарно на 0,6 мбд от планируемого до этого уровня. По состоянию на четвертый квартал 2016 года избыток предложения на мировом рынке нефти составлял 1,9 мбд. Предполагалось, что на протяжении года соглашение позволит сбалансировать рынок при условии, что вероятный рост предложения в других странах не превысил бы естественный рост мирового спроса (см. таблицу 1).

Фактически по состоянию на второй квартал 2018 года сокращение добычи государствами ОПЕК относительно четвертого квартала 2016-го составило 1,7 мбд (это предварительная оценка на основе данных МЭА за апрель–май). Сама ОПЕК на встрече 22 июня оценила уровень выполнения соглашения ОПЕК+ в 152%, то есть сокращение добычи сырой нефти картелем более чем в полтора раза превысило запланированные уровни. В других развивающихся государствах суммарное сокращение добычи составило лишь 0,2 мбд, несмотря