Брекзит по-английски

Великобритания определилась со стратегией выхода из Евросоюза. Однако на деле ее итогом станет лишь выход из кабинета Терезы Мэй несколько министров, тогда как сама страна де-факто останется в ЕС. Если, конечно, европейцы будут не против
Брекзит по-английски

Лондон продолжает демонстрировать всему миру высокие западные стандарты. После мастер-класса по праву и верховенству закона под названием «дело Скрипалей» настала череда продемонстрировать пример демократии. На днях премьер-министр Тереза Мэй предоставила план выхода Великобритании из ЕС (так называемого брекзита), суть которого в том, что Британия остается в Евросоюзе. И это несмотря на то, что население страны на референдуме проголосовало именно за четкий и недвусмысленный выход.

Сейчас общество разделилось. Одни считают премьер-министра предателем воли народа, нарушителем взятых на себя обязательств и потому — могильщиком возглавляемой ею Консервативной партии. Другие уверяют, что у Терезы Мэй не было выбора, что представленный ею план является своего рода «наименьшим злом», наименее болезненным выходом Британии из ситуации, куда ее загнало неразумное стремление предыдущего премьера Дэвида Кэмерона узнать волю народа. Однако все сходятся в одном: урок демократии, который всем продемонстрировала Великобритания, может стоить ей очень дорого.

«Деревенские» не должны решать

Тереза Мэй изначально очень скептически относилась к идее брекзита и, в бытность Дэвида Кэмерона премьер-министром, не поддерживала эту идею. После положительного исхода референдума в 2016 году и отставки Кэмерона Мэй, взвалив на себя ношу премьерства, обязалась уважать волю населения. «Брекзит — значит брекзит», — говорила она. Однако на деле свою позицию не изменила и де-факто поддержала линию, которую занимает значительная часть британского глобалистского истеблишмента.

Эти уважаемые люди всегда были против брекзита и не собирались признавать результаты прошедшего в июне 2016 года референдума. Чтобы понять почему, достаточно взглянуть на карту голосования. Почти все крупные города голосовали против выхода из Евросоюза, тогда как «за» голосовала в основном английская глубинка. Получается, что «деревенские» навязали свою точку зрения образованному городскому классу, считающему себя солью земли британской. И неудивительно, что элиты, считающие мнение деревенских несущественным и непрогрессивным, пытаются его саботировать.

Именно это, по сути, и делала госпожа Мэй. Сначала она всячески пыталась отсрочить дату выхода страны из ЕС — процесс брекзита (он должен был занять два года) начался лишь через год после референдума. И за это время Мэй надеялась заключить с Брюсселем такую сделку, которая должна была выхолостить брекзит, сделав его этаким выходом по-английски, то есть не прощаясь.

Собственно, именно эта концепция и лежит в представленной (не вынесенной на обсуждение, а именно представленной) Терезой Мэй 6 июля своим министрам стратегии Великобритании. По сути, она подразумевает сохранение тесных экономических связей с ЕС, а также создание зоны свободной торговли с европейскими государствами даже после выхода Соединенного Королевства из Евросоюза. При этом Великобритания обязуется соглашаться со всеми дальнейшими нормами, которые Брюссель примет в области свободного перемеще