Они сказали «да»

Политика
ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА
«Эксперт» №30-33 (1084) 23 июля 2018
Государственная дума утвердила базовую редакцию пенсионной реформы. Споры теперь развернутся за поправки к закону

Первое чтение законопроекта об изменениях в пенсионной системе обошлось без интриги. Девятнадцатого июля «Единая Россия» воспользовалась большинством в парламенте и продавила документ. Оппозиционные фракции выступили поголовно против. Когда идешь на всем известную постановку вроде «Ромео и Джульетты», не ждешь, что влюбленные в конце поженятся, но надеешься увидеть достойную игру. В данном случае ожидания не оправдались.

За резонансный законопроект проголосовали 328 депутатов из «Единой России», против — 104 представителя трех оппозиционных фракций. Воздержавшихся не было, только отсутствующие. Из 443 парламентариев (не считая семи вакантных мандатов) пленарное заседание «прогуляли» десять депутатов, восемь — из «Единой России». Среди них не только замруководителя партии Сергей Железняк, но и новосибирец Виктор Игнатов и архангелогородец Дмитрий Юрков — представители регионов, где пенсионные изменения вызывают наиболее острое недовольство. Официально все три депутата находились на больничном, так что об их позиции по поводу законопроекта можно только догадываться.

Единственной, кто пошел против «линии партии», была экс-прокурор Крыма Наталья Поклонская. Несмотря на решение «Единой России» о консолидированной поддержке законопроекта, глава комиссии по контролю за достоверностью сведений о доходах и имуществе депутатов сдержала обещание, данное в соцсетях, и проголосовала против немилого ее сердцу документа. «К сожалению, предложенный проект закона содержит нововведения, с которыми я не согласна и их не поддерживаю. Поэтому ко второму чтению мной готовятся поправки и, надеюсь, они будут приняты и учтены», — объяснила свое решение Поклонская. Несмотря на то что руководитель думской фракции «Единая Россия» Сергей Неверов уже пообещал применить к строптивой главе комиссии «определенные меры», вряд ли они будут суровыми. Все-таки женщинам прощают гораздо большее, чем мужчинам, и политика не исключение.

Героем противоположного фланга стал министр труда и социальной защиты Максим Топилин. Именно ему, а не, скажем, вице-премьеру по социальным вопросам Татьяне Голиковой или первому вице-премьеру и министру финансов Антону Силуанову выпала незавидная доля представлять правительство по столь токсичной для власти теме. И весь политический риск.

Стоит отдать Топилину должное, держался он достойно. Было видно, что аргументация уже обкатана (например, на нулевом чтении в Общественной палате). Министр был невозмутим и при ответах на провокационные вопросы. «Это манипуляция», — спокойно парировал Топилин, реагируя на слова коммуниста Михаила Щапова о том, что «1,35 миллиона рублей не получит средняя российская женщина из-за повышения пенсионного возраста».

В качестве главных доводов в пользу законопроекта Топилин назвал рост продолжительности жизни, а также изменение характера труда и отношения количества работающих граждан к пенсионерам, которое на сегодняшний день стремится к пропорции 1:1. Министр не раз подчеркнул, что повышение пенсионного возраста будет пр