Сингапурский саммит и провал американской дипломатии

Дипломатия шантажа Дональда Трампа дает впечатляющий результат, но ставка на визуально-психологический эффект внешней политики приводит к катастрофе
Сингапурский саммит и провал американской дипломатии

Блестящим успехом администрации Дональда Трампа может считаться все то, что происходило вокруг северокорейского ядерного вопроса полтора года, до минувшего июня. Однако в итоге усилия Белого дома завершились полным провалом, который сам Трамп совершенно не признает. Неудавшийся сингапурский саммит может привести к негативным последствиям не только для самих Соединенных Штатов, но и для всей системы нераспространения ядерного оружия. Для того чтобы понять, что же пошло не так в последние недели, необходимо обратиться к событиям прошлого года.

Успехи северокорейских ракетчиков

В 2017 году северокорейские инженеры вплотную приблизились к решению задачи, которая стояла перед ними на протяжении почти двух десятилетий: им удалось разработать и успешно испытать межконтинентальную баллистическую ракету (МБР), теоретически способную нанести ядерный удар по целям, расположенным на континентальной территории США. Строго говоря, на протяжении прошлого года была испытана не одна, а две модели таких ракет: «Хвасон-14» (запускалась два раза) и «Хвасон-15» (запускалась один раз). Все три запуска проводились по нестандартной «навесной траектории», то есть при испытаниях МБР запускалась на максимальную высоту и приземлялась в непосредственной близости от стартовой позиции. Делалось это для того, чтобы исключить пролет МБР над территорией третьих стран и не создавать таким образом дополнительных дипломатических проблем. Тем не менее навесная траектория полета обеспечивает испытание МБР в условиях, достаточно приближенных к боевым. Успешное проведение всех трех запусков дает основание считать: Северная Корея либо уже стала, либо вскоре станет третьей — после России и Китая — страной мира, способной нанести ракетно-ядерный удар по территории Соединенных Штатов.

В сентябре в КНДР было также проведено успешное испытание термоядерного заряда мощностью от 50 до 100 килотонн. Это первый подобный опыт: хотя северокорейские СМИ и заявляли о термоядерном характере испытаний, проведенных в январе 2016 года, но тогда далеко не все специалисты поверили этому заявлению. На этот раз, однако, никаких сомнений в термоядерном характере взрыва не осталось.

Успехи северокорейских ракетчиков и ядерщиков ознаменовали качественные изменения, которые произошли в северокорейской ядерной программе. В своей изначальной форме она носила в целом оборонительный характер, хотя часто использовалась Пхеньяном и в целях дипломатического давления. Понятно, что даже в самых скромных масштабах такая программа представляла угрозу для режима нераспространения и поэтому вызвала массовое недовольство со стороны «официальных» ядерных держав, включая Россию. Однако с появлением средств доставки, позволяющих поражать цели на большей части земного шара, северокорейская ядерная программа стала приобретать и потенциально наступательный характер. Это обстоятельство не могло не встревожить даже те страны, у которых не наблюдается особой симпатии к Соединенным Штатам.

Приход Трампа

Так получилось, что успехи с