Вновь научиться строить

Специальный доклад
РУССКИЙ ИНЖИНИРИНГ
«Эксперт» №30-33 (1084) 23 июля 2018
Для создания полноценной национальной отрасли промышленного и инфраструктурного строительства нужны драйверы — прямые инвестиции от компаний и государства. Иначе мы рискуем растерять даже имеющиеся компетенции
Вновь научиться строить

Российская экономика продолжает находиться в тисках стагнации и зависимости от внешней сырьевой конъюнктуры. Из порочного круга ее могла бы вывести масштабная стройка — освоение Арктики, Дальнего Востока, масштабная модернизация инфраструктуры российских городов, строительство новых производств с опорой на собственных проектировщиков, строительных подрядчиков и оборудование. Но инвестиции на это идут вяло. Пока все усилия государства и подконтрольных ему компаний не позволяют выйти на уровень вложений в основные фонды даже времен позднего СССР. По итогам 2017 года инвестиции в основной капитал в постоянных ценах, согласно расчетам по официальным данным Росстата, составляли лишь 70% уровня РСФСР 1990 года (см график 1).

Нижеследующая подборка материалов посвящена обзору достижений и проблем отечественного инжиниринга. Этот нерусский термин можно трактовать расширительно — как деятельность по созданию производственных (завод, фабрика, рудник) или инфраструктурных (мост/тоннель, аэро- или морской порт, авто- или железнодорожная магистраль, ЛЭП, космодром) активов. Ниже будет дано более узкое, профессиональное определение.

 

Легенды инженерии

Отечественная хозяйственная история прошлого века богата инженерными проектами высшего мирового уровня. Космодром Байконур (от первой экспедиции военных строителей в казахстанскую степь до пуска первой баллистической ракеты прошло 29 месяцев — сегодня в это трудно поверить), легендарные стройки БАМа, ГЭС, освоение новых нефтегазовых провинций, строительство заводов-гигантов — КамАЗ, АвтоВАЗ и т. д. Кроме того, мощнейшее экспортное направление — возведение с нуля целых отраслей экономики в социалистических и дружественных некапиталистических странах.

В отличие от стран Запада, где ключевые для промышленного строительства компетенции сосредоточены у крупных инжиниринговых фирм, в СССР подобные компетенции были распределены среди целой сети организаций — исследовательских, проектных и инженерных. Отдельно существовали строительно-монтажные тресты, которые возводили новые сооружения. Функции координации и интеграции участников этой сети выполняли отраслевые министерства и подчиненные им отделы капстроительства на местах. На них же лежала ответственность за управление проектами на всем протяжении жизненного цикла.

Когда плановая экономика была демонтирована, эта система распалась на отдельные ячейки. Приватизация довершила ее разрушение: обломки ячеек порознь перешли в разные руки. Их судьба сложилась по-разному. Тяжелее всего пришлось отраслевым исследовательским и проектным институтам — большинству из них так и не нашлось места в рынке, и они ушли в небытие.

Утраченные компетенции во многом не восстановлены. Причин тому несколько. Одна из главных — за двадцать семь лет рыночных отношений российская экономика так и не вышла на советский уровень инвестиций в основные фонды. И даже в лучшие годы строительства к Олимпиаде в Сочи в 2012–2014 годах инвестиции немногим превышали 75% в сопоставимых ценах от уровня РСФСР

От проектанта к EPC

Мария Соколова, генеральный директор ПАО «Криогенмаш»:

— Исторически в СССР, а впоследствии и в России при реализации крупных инжиниринговых проектов, например в нефтегазопереработке, механизм работает так: есть профильная проектная организация, которая является владельцем собственной основной технологии или адаптирует к российским условиям стороннюю (в основном иностранную) технологию. Эта проектная организация фактически и выполняет функции EPC-компании. Она определяет состав оборудования, выбирает изготовителей основного технологического оборудования, подбирает субподрядчиков, строительные, монтажные организации и т. п. Не зря к настоящему времени практически все специализированные проектные институты стали собственностью крупных нефтяных или газовых компаний, реализующих инжиниринговые проекты.

В российской криогенике подход был противоположным. «Криогенмаш», наследник советского НПО, исторически являлся как разработчиком основной технологии, так и производителем ключевого оборудования. Проектные работы выполнял ряд профильных институтов — например, институты «Гипрокислород» или «Гипромез»; организации такого профиля есть у большинства крупных металлургических комбинатов. С 2000-х годов на российском рынке появились основные мировые лидеры в области криогенного оборудования — немцы, французы, американцы. «Криогенмаш» оказался в сложной рыночной ситуации, ему пришлось конкурировать с лучшими мировыми игроками. Это потребовало изменения стратегии развития компании — машиностроительный завод стал трансформироваться в инжиниринговую компанию с дифференцированными источниками прибыли. Во-первых, проанализировав бизнес конкурентов, мы поняли, что основные деньги, около 90% их выручки, — продажа технических газов, а не продажа оборудования. Поэтому с 2006 года мы стали развивать свой газовый бизнес и сегодня вошли в четверку крупнейших продавцов технических газов в России. Сегодня у нас восемь проектов on-site — это размещение оборудования для производства сжатого воздуха, азота, кислорода, аргона в непосредственной близости от заказчика с целью обеспечения его потребностей путем прямой продажи на основе долгосрочных контрактов фиксированных объемов производимых газов. Поставляемое оборудование находится в собственности поставщика и эксплуатируется без участия заказчика. Фактически это высшая форма сервиса — когда заказчик получает не оборудование, а необходимую ему услугу по снабжению техническими газами, переложив на поставщика все заботы по эксплуатации вспомогательного для него производства и сосредоточившись на основном производстве. Во-вторых, ключевые заказчики стали более охотно заказывать поставку воздухоразделительного оборудования «под ключ» — это потребовало от нас развития компетенций в области EPC, дополнения нашего опыта конструирования и изготовления оборудования опытом организации строительно-монтажных работ, благо с приобретением «Гипрокислорода» в 2005 году вопросы организации проектных работ в основном были решены.

Конечно, нам есть к чему стремиться и в чем совершенствоваться, однако на этом пути нам помогает опыт десятка реализованных EPC-проектов.