Штурм парламента

Повестка дня
«Эксперт» №34 (1085) 20 августа 2018
Штурм парламента

В центре Лондона совершен очередной теракт с помощью автомобиля, но на этот раз, к счастью, никто не погиб, лишь трое велосипедистов были ранены. За рулем легковушки, сбившей людей и врезавшейся в ограждение здания парламента, оказался 29-летний выходец из Судана Салих Хатер. Преступник прибыл в Великобританию пять лет назад, получил гражданство страны и работал менеджером в магазине, играл в футбол и слушал поп-музыку — в общем, вел обычный образ жизни.

Премьер-министр Великобритании Тереза Мэй призвала сограждан проявлять бдительность, хотя непонятно, как бы повышенная бдительность помогла несчастным велосипедистам избежать наезда автомобиля с террористом за рулем. Можно упрекать полицию и спецслужбы в очередном провале, но не ясно, каким образом правоохранители должны предотвращать теракты, совершаемые давно ассимилировавшимися, как казалось, мигрантами. Не пускать в Великобританию мигрантов из определенных стран — нетолерантно, такое может позволить себе только президент США Дональд Трамп, да и то после нескольких лет судебных тяжб. Однако настроения в британском обществе постепенно меняются: согласно опросам, уже около четверти избирателей готовы поддержать антииммигрантскую и антиисламскую партию. Кроме того, почти 40% британцев недовольны позицией как Консервативной, так и Лейбористской партии по выходу из ЕС и хотят скорейшей реализации брекзита.

Первым запрос общества на «британского Трампа» почувствовал политик с еще более странной прической, чем у президента США, — бывший мэр Лондона и бывший министр иностранных дел Великобритании Борис Джонсон. Выразив несогласие с фактическим саботажем брекзита со стороны Терезы Мэй, Джонсон покинул пост министра иностранных дел, который отнюдь не виделся ему венцом собственной политической карьеры. Борис Джонсон, в прошлом журналист, ведет собственную колонку в газете The Telegraph. В начале августа он написал статью, в которой, комментируя запрет Дании на ношение мусульманских никабов и паранджи в общественных местах, высказался против этого ограничения. Однако позволил себе заметить, что эта одежда выглядит нелепо, а мусульманки, облаченные в нее, похожи на почтовые ящики или на грабителей банков. Кроме того, Джонсон заметил, что не нашел в Коране места, где регламентировалось бы ношение такого рода одежды. Разгорелся нешуточный скандал, на который, по-видимому, и рассчитывал Борис Джонсон. От него потребовали извинений не только первая женщина-мусульманка в британском парламенте Саида Варси, но и вторая женщина — премьер-министр Великобритании Тереза Мэй. Джонсон извиняться отказался, но вышел к журналистам, круглосуточно дежурившим около его дома, заявив, что восхищается их терпением, но комментария они не получат, и угостил их чаем прямо на улице.

Совершив этот шаг, Борис Джонсон серьезно рискует, ведь его юмор не оценили многие не только относительно цивилизованные политические коллеги из правительства и парламента, но и новоиспеченные граждане Британии, прибывшие с Ближнего Востока. Однако св