Турция ищет дно кризиса и новых союзников

Политика
КРИЗИС В ТУРЦИИ
«Эксперт» №34 (1085) 20 августа 2018
Проблемы турецкой экономики пока лишь усиливают позиции президента Эрдогана и углубляют пропасть в отношениях с США
Турция ищет дно кризиса и новых союзников

Лавинообразное падение турецкой лиры по отношению к доллару, достигшее на прошлой неделе е40%, наглядно продемонстрировало, что даже всемогущий президент Реджеп Тайип Эрдоган с безграничными полномочиями после переизбрания 24 июня не способен сопротивляться законам рынка. Впрочем, коллапс национальной валюты практически не отразился на уровне доверия президенту, так как ядерный электорат Эрдогана, построившего свой имидж на смеси политического ислама и враждебности к Западу, с упоением принимает все аргументы лидера. Любые, даже самые катастрофические последствия для экономики объясняются происками американских «экономических террористов, пытающихся лишить Турцию суверенитета».

Уверенной поступью к пропасти

Собственно финансовые проблемы в Турции начались уже довольно давно. Главные из них — огромный дефицит текущего счета платежного баланса, как следствие, вышедшая из-под контроля инфляция и полная потеря доверия иностранных инвесторов. Еще в середине мая аналитик ЦМИ Сбербанка Дмитрий Рудченко предупреждал, что Турция стоит на пороге полномасштабного экономического кризиса, указывая на дыру в бюджете в размере трех процентов, которая возникла в результате разницы между основными валютными потоками в страну и из нее.

Отказ турецкого правительства от ужесточения монетарной политики и повышения процентных ставок создали условия для идеального шторма. Вопреки ожиданиям рынка Эрдоган снова и снова повторял на площадях в предвыборный период президентской кампании мантру, что повышение процентных ставок приведет к ускорению инфляции, а не к ее снижению. Пока турецкий президент пытался убедить себя и своих избирателей в своей правоте, инфляция достигла 12,15% при цели 5%!

На фоне сложившейся ситуации серьезную тревогу забило международное рейтинговое агентство Moody's, объявившее в начале июня, что ставит кредитный рейтинг Турции на пересмотр с возможностью его снижения. Подобное решение было обусловлено отсутствием внятной монетарной политики и неспособностью турецкого правительства начать структурные экономические реформы.

Многие аналитики и инвесторы пытались успокоить себя мыслью, что весь этот театр абсурда закончится с переизбранием Эрдогана на новый президентский срок 24 июня, но два события в июле не оставили никаких сомнений, что это лишь начало затяжного пике турецкой экономики. В начале июля Эрдоган назначил своего зятя Берата Албайрака новым министром казначейства и финансов, а ровно через месяц после победы на выборах на своем очередном заседании турецкий Центробанк «присягнул на верность» президенту, оставив процентную ставку без изменений, на уровне 17,75%, при практически полном консенсусе аналитиков о необходимости ее повышения и при инфляции, достигшей к тому моменту 15,75%. Если ко всему этому прибавить необходимость погашения внешнего долга турецких компаний, составляющего, по подсчетам Financial Times, 295 млрд долларов, то у лиры не оставалось ни единого шанса на спасение.

Дефицит счета текущих операций страны в апреле составил