Накормить Китай с наскоку не получится

Специальный доклад
КАК НАЛАДИТЬ ЭКСПОРТ В КИТАЙ
«Эксперт» №36 (1087) 3 сентября 2018
Экспорт в Китай открывает новые возможности для российского бизнеса, но порой приносит и разочарование. Мешает нехватка дорог и терпения
Накормить Китай с наскоку не получится

Вопрос на засыпку: чем подсолнечное, то есть импортное для китайцев, масло лучше их родного кунжутного? Тем, что кунжутное масло, на котором китайцы традиционно, по бедности, готовят еду несколько раз, как считается, содержит много канцерогенов. А подсолнечное, которое они стали завозить из-за границы относительно недавно, на волне роста благосостояния среднего класса, и которое уже не подвергают такой нещадной термической обработке, имеет статус продукта для здорового питания.

В целом качественная еда в Китае последние годы стойко ассоциируется с импортом. Поскольку в период индустриализации огромное количество земель было выведено из сельхозоборота, а сельское хозяйство тоже стало индустриальным, химизированным, найти в Китае натуральное сырье для производства еды стало практически невозможно. Страсть к здоровым, натуральным продуктам в Китае нарастает, по оценке экспертов, с 2012 года, и это отражается на динамике продуктового импорта: за пять лет он вырос на 37%, с 14,3 млрд до 19,6 млрд долларов (см. график 1). И это не предел. Спрос на импортное продовольствие формирует китайский средний класс, насчитывающий, по оценкам, 280 млн человек. Но статистика зафиксировала переход и массового потребителя, а не только среднего класса, к более здоровому питанию, что выразилось в снижении потребления злаков и росте потребления более диетического куриного мяса, а также свежих овощей и фруктов (см. график 2). Правда, пока эти потребности удовлетворяются местными продуктами, но постепенно целевая аудитория импорта будет расширяться.

С 2015 года, после девальвации рубля, взоры китайских импортеров обратились и к России. В 2017 году поставки из России в Китай только подсолнечного и соевого масла выросли втрое: с 40 до 121 млн долларов и с 31 до 105 млн соответственно. Примерно такую же динамику показал ввоз шоколада (рост с 24 млн долларов до 67 млн) и ракообразных (рост с 36 млн долларов до 135 млн). За ними подтянулись мука, питьевая вода, пиво, мед, кондитерские изделия, а также косметика и бытовая химия, некоторые другие виды товаров народного потребления.

С одной стороны, этот тренд пока не стал определяющим с точки зрения глобальной структуры экспортно-импортных операций. От внешнего мира Китаю по-прежнему нужна прежде всего продукция высокотехнологических отраслей (начинка для электроники, телефоны и смартфоны, компьютеры), сырье и энергоносители (см. график 3). Россия до сих пор вписывается в этот перечень только как поставщик нефти, газа и сои, причем даже со своими уникальными ресурсами мы не в состоянии войти в первую десятку экспортеров (см. график 4). Впрочем, в российском экспорте в Китай быстро растут объем и доля несырьевых неэнергетических товаров: в 2017 году эти поставки увеличились на 37% и достигли 1,3 млрд долларов — почти треть всего экспорта. Причем вывоз продукции верхних переделов, то есть завершающих технологический цикл в отрасли, увеличился на 51%, до 4,6 млрд долларов. С другой стороны, перспективность продовольственного экс