О фуроре в «Олимпийском»

Разное
«Эксперт» №37 (1088) 10 сентября 2018
О фуроре в «Олимпийском»

Удивительно много шума произвела давно обещанная гастроль в Москве бизнес-коуча и гуру личностного роста Тони Роббинса. Двадцать шесть тысяч зрителей, цена билетов от тридцати до пятисот тысяч рублей, дикая толкучка вокруг «Олимпийского», вынудившая обладателей билетов ещё и досыта намаяться в разных очередях, — всё это вместе составило броскую картину. Соцсети наполнились сначала насмешками над жёваными лохами, за свои же немалые деньги промариновавшимися в давке два часа, чтобы потом ещё четыре часа выслушивать со сцены банальности, написанные в любой грошовой книжонке. Затем пошёл встречный вал — от вкусивших обсуждаемый плод самолично и им сочувствующих. Отвечали в основном так: сами вы лохи. Если вам не понять, как Тони заряжает энергией, как он прибавляет позитива, как он вздымает мотивацию, то это проблема ваша, а не наша и тем более не Тони. По мне, смешного тут не очень много.

Оно, безусловно, есть. Необычайно комична, например, юная «советница министра экономического развития» запостившая с обсуждаемой тусовки задумчивое селфи и длинный перечень мыслей Роббинса, с которыми «дальше жить и мне и вам». Перечень, где в самом начале стоит Positive thinking!, а в конце Positive thinking is strategy!. Да и вообще — обилие в столице успешно делающих карьеру, считающих себя умными и продвинутыми, получивших престижное образование людей, с удовольствием пересказывающих друг другу и третьим лицам услышанную от заезжей знаменитости картонную мудрость, само по себе кажется забавным. Но для веселья в этих обсуждениях слишком много серьёзных эмоций.

Если человек шёл на это шоу за чистым аффектом и радуется тому, что желаемый аффект получил (а Роббинс, говорят, это очень даже умеет делать), к нему и вопросов нет. Но люди, по их же словам, ждали и получали — откровение; они хотели и получали — сеанс магии. Понятно, что ни в чём друг с другом не сходные комментаторы не сговариваясь находят тут параллели с событиями тридцатилетней давности: Кашпировский, Чумак, Лонго — и даже Белое братство — и даже «Аум Синрикё». Про тогдашний вал дикарства в своё время было сказано многое. Тогда неимоверно быстро, за считанные годы, развалился нерушимый идеологический бастион; рухнула система, уже не одному поколению отвечавшая на все вопросы. Да, большинству привычных ответов, вежливо говоря, не все верили, но ответы были — и вот их не стало. В возникший вакуум хлынуло всё подряд: тот же Кашпировский, и протестантские проповедники, и фоменковщина, и Харе Кришна, — завоёвывая умы и сердца тем легче, чем сильнее противоречило вчерашним постылым догмам. За последние тридцать лет, конечно, многое изменилось; младенческой наивности стало, может быть, чуть меньше, и аляповатость предлагаемых публике яств поубавилась. Но вакуум, похоже, так и остался. Откуда брать или на чём основывать необходимые каждому веру и надежду, большинство из нас по-прежнему ума не приложит (влияние церкви вовсе не так сильно возросло, как принято — с радостью ли, с гневом ли — об этом писать). За в