Кровь и земля

Повестка дня
«Эксперт» №39 (1090) 24 сентября 2018

Утром 18 сентября в Кабардино-Балкарии вспыхнул межэтнический конфликт, поводом для которого послужил конный марш кабардинцев в честь 310-летия Канжальской битвы, положившей конец османскому игу. Для адыгоязычных народов, среди которых черкесы и кабардинцы, Канжальская битва является символом национального героизма. Балкарцы, как представители тюркской народности, битву не признают. Планировалось, что в шествии примут участие порядка 200 всадников, но в итоге их ряды значительно поредели и осталось всего 30 участников. На решительность активистов повлияли предупреждения полиции о возможной эскалации межнационального конфликта.

Как и предполагалось, жители балкарского села Кенделен наотрез отказались пропускать участников марша через свои земли, что черкесская сторона восприняла крайне негативно.

Спор из-за событий трехсотлетней давности всколыхнул всю республику: начавшись в селе Кенделен, волнения быстро перекинулись на село Заюково. Менее чем за сутки конфликт добрался до Нальчика, а затем и до соседнего города Баксана. Для стабилизации ситуации в Кенделен были введены войска Росгвардии, полиция оцепила село и перекрыла дороги. Межнациональные столкновения стали медленно утихать.

Однако дело тут не только в исторической памяти, но и в земле. Подобный инцидент уже имел место десятилетие назад. Тогда накануне конного марша жители села Кенделен обратились к властям КБР с просьбой вернуть муниципалитету 47 тыс. га земли, которые ранее были признаны межселенными территориями. Во время шествия кабардинские всадники воткнули в спорную землю кинжал, символизирующий, что земля завоевана. Уязвленное балкарское меньшинство (12% населения КБР) болезненно восприняло установку памятного знака, посчитав ее попыткой захвата и угрозой их будущему. Были организованы митинги под лозунгами «Застолбить землю не дадим» и «Канжальской битвы не было».

Подобные конфликты не редкость для Северного Кавказа, они часто возникают не только вокруг пригородных территорий Нальчика в КБР, но и вокруг Махачкалы в Дагестане, в восточных районах Ставрополья, в Зеленчукском и Урупском районах Карачаево-Черкесии. Недостаток пригодных для жизни земель при высокой плотности населения заставляет людей проливать кровь, защищая «земли отцов». Раньше гарантом спокойствия выступала советская власть. После распада Союза земельный вопрос был заморожен, однако межэтнические конфликты, связанные с исторической памятью народов и подогреваемые правовой неопределенностью вокруг земель, с годами только множатся, дестабилизируя регион.