О крепостных бюджетниках

Разное
«Эксперт» №39 (1090) 24 сентября 2018
О крепостных бюджетниках

Результаты голосования в ходе выборов губернатора Приморья на 19 участках признаны недействительными. Зампред Центральной избирательной комиссии Булаев публично заступился за работников оплошавших участковых комиссий. «Я позволю себе назвать профессии людей, которые возглавляли эти участки: замдиректора школы, воспитатель детского сада, заведующий домом культуры, заведующий учреждением культуры, учитель русского языка, ОБЖ, биологии, секретарь учебной части, директор дома творчества, директор школы. Уважаемые господа кандидаты, у вас есть совесть? Вы подали на этих людей заявления в правоохранительную систему, я вас призываю: отзовите свои заявления — эти люди ни в чём не виноваты. Те, кто виновен, — вы на них подайте заявления!» — сказал он. Далее, обращаясь уже, по-видимому, не к обиженным кандидатам, а к следователям, он добавил: «У меня убедительная просьба: найдите возможность, привлекайте членов участковых комиссий в качестве свидетелей. В качестве свидетелей привлеките, опросите, ищите истинных виновников этих нарушений!» Бедолаг педагогов и библиотекарей действительно очень жалко (об этом ниже), но слова г-на Булаева мало того, что гомерически неуместны и саморазоблачительны, так ещё и имеют признаки уголовного преступления.

Неуместность, я думаю, самоочевидна: «не тебе бы говорить, не нам бы слушать». Обывателю, особенно фрондирующему, отчего бы и не пожалеть затурканных учителей, попавших волею начальства в УИКи: и времени потеряют уйму, и сил, — всё затем только, чтобы соблюсти формальность, подписав в итоге чего велят. Но то обыватель, с него и взятки гладки. А тут человек с самого верха избирательной машины, то есть человек исчерпывающе осведомлённый, говорит, по сути, ровно то же самое: «Да отстаньте вы от членов УИКа! Формально-то их подпись нужна, и за свою подпись они перед законом отвечают, но на деле люди они маленькие: прикажут им сделать белое чёрным — куда деваться, делают…» Тут и самый благомысленный гражданин не захочет, а спросит: зачем же они тогда нужны, эти ваши УИКи? Зачем бедные педагоги теряют время и (формально говоря) рискуют оказаться под судебным преследованием, если от них всё равно никакого проку? И только ли УИКи так бесполезны? А более высокие звенья избирательного механизма — крепче? Вот, скажем, на вас, г-н Булаев, никто не может прикрикнуть, чтобы вы подписали какую-нибудь неправду? Ах, значит, на вас не может? Тогда почему вы терпите, что так обращаются с вашими коллегами?

Просьба же к следователям — уже просто цирк с конями. На упомянутых участках произошли виденные всей страной правонарушения; председатели и члены УИКов так ли, иначе ли, но явно к этим правонарушениям прикосновенны; и вот некий гражданин принимается указывать следователю, какой именно процессуальный статус следует присвоить этим подозреваемым… Тут, извините, большими буквами писана часть вторая статьи 294 УК РФ, где прямо сказано: «Вмешательство в какой бы то ни было форме в деятельность прокурора, следователя или лица, производящего д