Азовская мышеловка

Политика
КОНФЛИКТ В АЗОВСКОМ МОРЕ
«Эксперт» №41 (1092) 8 октября 2018
Украина готова разорвать договор по Азовскому морю и добиться милитаризации акватории, игнорируя даже собственные интересы
Азовская мышеловка

Киев снова мутит воду, на этот раз — в Азовском море. Двадцать третьего сентября Украина ввела в акваторию буксир «Корец» и поисково-спасательное судно «Донбасс», предназначенные для службы в составе ВМС Украины. Во время похода судов под Крымским мостом экипаж намеренно нарушил морскую дипломатию, заявив, что он «планирует заход в 20-мильную зону» вместо стандартной формулировки «прошу разрешить проход», предписанной правилами мореплавания. Очевидцы утверждают, что моряки были готовы прорываться с боем — в руках они держали заряженные автоматы.

На следующий день после несостоявшейся провокации президент Украины Петр Порошенко объявил о решении построить в районе Бердянска военно-морскую базу, а генштаб ВСУ утвердил план ее создания до конца 2018 года. Кроме того, 26 сентября украинские военные провели тактические учения на побережье Азовского моря, а секретарь Совета национальной безопасности и обороны Украины Александр Турчинов заявил, что Украина намерена провести в акватории широкомасштабные учения.

Все это похоже на какой-то театральный фарс. Украина старательно демонстрирует то, чего у нее нет и никогда не было, — военно-морские силы. Разумеется, в ответ на действия «российского агрессора». В последнее время Запад слабо реагирует на украинскую истерию. Чтобы не потерять международную поддержку, в том числе финансовую, Киеву приходится выдумывать новые сюжеты, напоминая о себе искушенному западному зрителю.

 

 

Пираты Азовского моря

 

История милитаризации Азовского моря берет начало с «нордской провокации». Двадцать пятого марта 2018 года украинские пограничники безосновательно задержали крымское рыболовецкое судно «Норд» и отконвоировали его в Бердянск. У всех членов экипажа были российские паспорта, а само судно состояло в российском реестре, но украинская погранслужба отказалась признавать российское гражданство керчан, инкриминировав им «нарушение порядка въезда на временно оккупированную территорию Украины и выезда с нее» в соответствии с украинским законом. Рыбаков десять дней держали возле нескольких тонн гниющей рыбы, от чего у матросов начались проблемы со здоровьем, а у капитана сейнера Владимира Горбенко случился гипертонический криз.

Дело «Норда» — очевидная провокация, сыгранная на статусе Крыма. Поначалу Москва отреагировала сдержанно. МИД России направил Киеву ноту протеста, а против украинских пограничников завели уголовное дело по статье об угоне водного транспорта. По сути, от украинцев требовалось только отпустить экипаж и капитана судна. Но тогда все старания развести Москву на жесткие меры пошли бы насмарку, а Киеву позарез нужен был новый повод, чтобы продолжить строить из себя жертву агрессора. Украина заявила, что готова отпустить членов экипажа при условии получения ими украинских паспортов, что противоречило воле самих моряков. Капитана судна отпускать отказались, ему грозит до пяти лет лишения свободы.

Украинские власти как лисички из детских стихов Корнея Чуковского, которые подожгли море — по собственной прихоти