Иммунитет к опухоли

Наука и технологии
НОБЕЛЕВСКИЕ ПРЕМИИ
«Эксперт» №41 (1092) 8 октября 2018
Нобелевскую премию по медицине и физиологии в этом году присудили за исследования и открытия в области иммунотерапии рака
Иммунитет к опухоли

Более двадцати лет назад Джеймс Эллисон из Университета Калифорнии и Тасуку Хондзё из Университета Киото независимо друг от друга задались одним и тем же вопросом: почему Т-лимфоциты (иммунные клетки) не распознают опухоль и не пытаются ее уничтожить? Ученым удалось выяснить причину, и их открытия были признаны важнейшим научным прорывом в борьбе против рака. В 2018 году Эллисону и Хондзё присудили Нобелевскую премию по медицине и физиологии за разработку новых методов иммунотерапии рака.

Еще в 1994 году Эллисон вместе с коллегами по лаборатории открыл белок CTLA-4 на поверхности Т-лимфоцитов, который не активирует иммунные клетки, а наоборот, тормозит их. Этот тормозной механизм назвали чекпойнтом (по-русски — контрольно-пропускной пункт). Эллисон начал искать антитело, способное блокировать CTLA-4, — и достиг успеха. Опыты на лабораторных мышах показали эффективность, и работой ученого заинтересовался американский фармацевтический гигант Bristol-Myers Squibb (BMS): в 2009 году BMS приобрела биофармацевтическую компанию Medarex, с которой Эллисон заключил контракт на разработку лекарства.

В 2010 году исследования показали, что разработанное Эллисоном антитело, получившее название ипилимумаб, способно вылечить меланому, и уже в 2011 году препарат получил одобрение американского регулятора FDA (Food and Drug Administration). В 2012-м препарат одобрили в Канаде и ЕС. Ипилимумаб вышел на рынок под брендом Yervoy и стал первым препаратом для иммунотерапии рака, блокирующим воздействие белка-«тормоза» на Т-лимфоциты. Такие препараты получили название чекпойнт-ингибиторов.

Параллельно с американским ученым свои исследования в Киото проводил Тасуку Хондзё. Японец начал изучать белки иммунных клеток еще в 1980-х, однако к прорывным результатам пришел позже Эллисона. Хондзё занимался другим белком Т-лимфоцита — PD-1. Как и CTLA-4, PD-1 тормозит действие иммунной системы, но не сам по себе, а соединяясь с белком опухолевой клетки PDL-1. Хондзё решил найти способ разорвать эту связь — и его работа также привлекла внимание BMS, при поддержке которой ученый стал проводить клинические испытания. Результаты, опубликованные в 2012 году, показали, что антитело к PD-1 эффективно для лечения различных видов рака, в том числе самого распространенного — рака легких. При терапии с помощью антител к PD-1 в стадию долгосрочной ремиссии переходили даже пациенты с метастатическим раком, при котором метастазы из первичной опухоли распространяются по всему организму. В 2014 году в FDA одобрили разработанное Хондзё антитело ниволумаб — сейчас оно производится BMS под брендом Opdivo.

Впечатляющие результаты исследований Эллисона и Хондзё вдохновили на исследования других ученых. В крупных фармацевтических компаниях стали появляться подразделения, специализирующиеся на иммунотерапии рака.

 

Сколько стоит здоровье?

Академик РАН, генеральный директор НМИЦ радиологии Минздрава РФ Андрей Каприн в беседе с «Экспертом» подтвердил, что терапия с помощью чекпойнт-ингибиторов дает хо