Косовские торги и российский рычаг

Москву активно втягивают в разборки между Белградом и Приштиной. Но что Кремль получит от участия в них?
Косовские торги и российский рычаг

Белград и Приштина, к сожалению, не смогли достичь прагматичного варианта решения косовской проблемы по причине ее чрезмерной сакрализации — и теперь начинают демонстрировать мускулы в преддверии новых переговоров. Возникает весьма интересная ситуация: обеим сторонам нужно политическое решение и не нужен военный конфликт, однако их демонстрации вполне могут к нему привести.

Для России этот вопрос важен не только потому, что Косово уже давно перестало быть албано-сербской разборкой и превратилось в прецедент международного права. Он важен еще и потому, что Белград рассматривает Москву как один из важнейших своих мускулов и делает все возможное, чтобы втянуть Кремль в косовские торги. И в результате Россия оказывается перед весьма непростой дилеммой. С одной стороны, Москва должна защищать сербский народ, который относится к России по-братски. С другой — какой смысл его защищать, если сербская элита все равно его сдаст? И сдаст Россию вместе с ним.

Земля на землю

На первый взгляд отказ Сербии признавать независимость Косово не должен никого особо заботить. Всем очевидно, что Белград не станет возвращать территорию силовым способом. Однако сложившийся статус-кво не устраивает ни сербские элиты, ни само Косово. Так, непризнанная республика не может стать членом ряда международных организаций, прежде всего евроатлантических. «До тех пор пока Косово и Сербия не разрешат свои разногласия, мы не сможем вступить в ЕС», — сокрушается глава непризнанной республики Хашим Тачи. Туда же не могут вступить и сербы — в Брюсселе говорят о готовности их принять в общеевропейскую семью, но только после решения вопроса с Косово.

Однако наиболее острой проблемой в косовском кейсе было даже не отсутствие сербского признания независимости края, а район Косовской Митровицы, расположенный на севере непризнанной республики (поэтому его иногда именуют Северным Косово). Населенное сербами и имеющее с Сербией общую границу, Северное Косово отказывается подчиняться Приштине и живет фактически под сербской юрисдикцией. Для того чтобы не допустить эскалации ситуации в регионе, Белград и Приштина заключили брюссельские соглашения (дающие Северному Косову высокий уровень автономии и в каких-то вопросах — неприкосновенность от косовских властей), однако ситуация требовала окончательных решений.

И вот еще недавно казалось, что Белград и Приштина близки к историческому компромиссу на основе прагматизма. Стороны обсуждали возможность банального обмена территориями. Северное Косово входило в состав Сербии, а Косово в обмен получало часть территорий в Прешевской долине, принадлежащих сейчас Сербии и населенных преимущественно албанцами. Конечно, в Белграде это отрицают, но обмен территориями если бы и не повлек за собой признание Сербией независимости Косово, то, по крайней мере, сильно приблизил бы это признание.

Собственно, западные страны были не против таких договоренностей. «Мы и, как мне кажется, европейцы, не встанем на пути заключения двумя сторонами удовлетворяющего их соглаше