Ориентир-2021

Политика
ЕДИНЫЙ ДЕНЬ ГОЛОСОВАНИЯ
«Эксперт» №41 (1092) 8 октября 2018
Бенефициарами протестных голосований осени стали КПРФ и ЛДПР, а ведь их уже успели похоронить. Крымская консолидация завершена. Парламент через два года может стать более диверсифицированным
Ориентир-2021

Вслед за интригующими выборами сентября последовала череда губернаторских отставок, запланированных и реакционных. В Кремле учтут кадровые ошибки и в следующем году не сдадут регионы оппозиции без боя. А вот вопрос о переменах в партийном поле остается подвешенным. «Единая Россия» обречена поддерживать непопулярную политику правительства и продолжает терять поддержку населения. Партии парламентской оппозиции испытывают кадровый голод и проблемы с мотивацией. Уже в 2021 году нас ждут выборы в Государственную думу, которые определят один из элитных контуров для транзитного периода президентской власти. О том, как меняется политическая система на этом пути, мы поговорили с директором по исследованиям фонда ИСЭПИ Александром Пожаловым.

— Выборы для «Единой России» и Кремля были непростыми. Но в целом на фоне острой пенсионной реформы практически во всех кампаниях одержана победа. Как вы в итоге оцениваете результаты единого дня голосования (ЕДГ)? Говорят, начинаются системные проблемы…

— Для меня более показательными были не губернаторские выборы, а партийные кампании, ведь сейчас приоритетный политический проект для системы — подготовка к выборам в Госдуму 2021 года, на которых главные игроки — партии. Результаты здесь тревожные для власти, ситуация напомнила 2011 год с активным протестным голосованием в регионах на выборах в Госдуму. Сегодня результаты «Единой России» по заксобраниям во многих регионах либо достигли уровня 2011 года, либо опустились ниже. Сразу в нескольких регионах партия набрала меньше 30 процентов. К тому же с 2007 года у нас не было ситуаций, когда партия по спискам проигрывала выборы в заксобрание, а сейчас «Единая Россия» уступила сразу в трех регионах.

— Партийные кампании лучший индикатор, потому что нет личностного фактора?

— У нас губернаторские кампании непартийные, личностные, и в большинстве случаев в последние годы они проходят как голосование за кандидатуру, предварительно выбранную президентом. Партийный бренд на губернаторских выборах работает как маячок для кандидатов от КПРФ и ЛДПР, для протестного электората. Для врио губернаторов он незначим, в их восприятии большую роль играет маркер принадлежности к действующей власти, президентского назначенца, «выдвиженца Москвы».

На губернаторских выборах сейчас, как и годом ранее, еще в июле практически нигде не предполагалось реальной конкуренции. Другое дело кампании в заксобрания. Их конфигурация сложилась необычная: есть «Единая Россия», которая в неблагоприятных для себя федеральных условиях, на фоне крайне непопулярной пенсионной реформы по-прежнему отрабатывает локальную повестку, традиционную для партии на региональных выборах: благоустройство, будущие школы, детсады, дороги, то есть вопросы развития инфраструктуры на местах. Тогда как ЛДПР, КПРФ, «Справедливая Россия» вовсю отрабатывали федеральный негатив: разочарование населения первыми действиями нового правительства, повышение НДС и прогнозы роста цен, резкое удорожание бензина. И конечно, наиболее громкое р

Технократы возвращаются

Новая волна ротации губернаторского корпуса. После назначения врио главы региона в Астраханскую область (Сергей Морозов), Приморье (Олег Кожемяко) и в Кабардино-Балкарию (Казбек Коков) в Кремле продолжили обновлять кадры. Покинули свои посты губернаторы Липецкой и Курганской областей Олег Королев и Алексей Кокорин. Первый — из политических старожилов, двадцать лет руководил областью. Это тренд на омоложение. К слову, единственным губернатором, который возглавил свой субъект в 1990-х, остается глава Белгородской области Евгений Савченко. А Кокорин подорвал репутацию чередой коррупционных скандалов в своем окружении и низким социально-экономическим уровнем жизни в регионе.

Исполняющим обязанности губернатора Курганской области назначен 47-летний Вадим Шумков. Он работал вице-губернатором Тюменской области и отвечал за привлечение инвестиций. Врио губернатора Липецкой области стал вице-президент Сбербанка, глава Среднерусского банка Сбербанка Игорь Артамонов, ему 51 год. Оба чиновника были участниками второго потока программы подготовки президентского кадрового резерва при РАНХиГС (напомним, девять участников первого потока стали главами регионов, а двое — министрами федерального правительства). Еще один выпускник программы, Михаил Развозжаев, отправился по поручению президента спасать ситуацию в Хакасии. Владимир Путин обещал спустя некоторое время вернуть его в Москву, то есть на выборы он вряд ли пойдет. Развозжаев занимал пост замминистра по делам Северного Кавказа, работал в команде бывшего губернатора Красноярского края Александра Хлопонина, то есть с Хакасией знаком не понаслышке.

Интрига закручивается в Санкт-Петербурге, где в отставку отправлен Георгий Полтавченко — надо полагать, за массу пиар-промахов (с Исаакиевским собором или мостом имени Кадырова, к примеру) и высокий антирейтинг. На его место назначен Александр Беглов, давний знакомый Владимира Путина, долгие годы трудившийся на хозяйственных постах в городе. Последнее место работы — во главе полпредства президента в Северо-Западном федеральном округе. Несмотря на это, его считают временной кандидатурой. Тем более что Беглов уже один раз помогал с транзитом власти в Петербурге: исполнял обязанности главы администрации до избрания Валентины Матвиенко. Среди вероятных участников выборов называют главу ФАС Игоря Артемьева и экс-кандидата в президенты Ксению Собчак.

 

Петр Скоробогатый