Солнце, воздух и вода. И китайские друзья

Тема недели
ИНТЕГРАЦИЯ
«Эксперт» №41 (1092) 8 октября 2018
Китай творчески переработал идею о создании глобальных сетей по передаче электроэнергии и превратил ее в программу переформатирования всей мировой энергетики. Россия же упускает возможность получить максимум дивидендов от реализации этого проекта
Солнце, воздух и вода. И китайские друзья

Когда случилась авария на Саяно-Шушенской ГЭС, из энергосистемы страны в несколько секунд пропало более 4 ГВт мощности. Но коллапса в виде каскадного отключения других генерирующих мощностей не произошло: нагрузка была быстро распределена между другими электростанциями, организован переток из европейской части страны. Минимизировать последствия аварии для потребителей и отрасли удалось благодаря существованию Единой энергосистемы России. Так в очередной раз было доказано, что крупная объединенная система не только экономически выгодна, но и обладает большим запасом прочности при возникновении форс-мажорных ситуаций.

Интеграционные процессы в мировой электроэнергетике идут с момента ее появления, то есть с начала прошлого века. В Европе ENTSO-E объединяет системных операторов передачи электроэнергии практически всех европейских стран, в Северной Америке действуют три крупные энергосистемы, связанные между собой линиями постоянного тока, есть такие системы в Южной Африке, в Китае, наконец, есть энергообъединение стран СНГ, Балтии и Монголии.

Стоит ли удивляться, что в конце концов все это движение вышло на логическую финишную прямую — к созданию всепланетной энергетической системы, связывающей не только страны, но и континенты.

Обошли на повороте

Исторически самая большая объединенная энергосистема с точки зрения территории — советская. Взявшая свое начало от плана ГОЭЛРО, она постоянно расширялась, «захватывая» все новые территории и выходя далеко за пределы собственно СССР. Даже после распада Советского Союза и проведенных реформ теперь уже российская энергосистема по-прежнему сохраняет за собой первое место по протяженности сетей. Было бы логично, если бы инициаторами построения глобальной сети стали представители российской энергетики, имеющие большой опыт построения таких образований и управления ими. Так, собственно, и произошло.

«Первый раз идея интеграции энергосистем евроазиатского континента с прицелом на дальнейшее расширение была высказана Федеральной сетевой компанией в 2010 году, — вспоминает Олег Бударгин, который в то время возглавлял ФСК. — Мы предложили использовать Единую энергосистему России как естественный энергомост между Европой и Азией. Мы получили быстрый отклик на свою идею от французской EDF Group и ГЭК Китая, ее руководство прилетело в Москву, и далее мы неоднократно встречались, практически каждые полгода».

Государственная электросетевая компания (State Grid Corporation of China, SGCC) — крупнейший в мире поставщик электроэнергии, имеет монопольный статус на рынке транспортировки и реализации электроэнергии в КНР, три года подряд занимает второе место в списке крупнейших компаний мира Fortune Global 500 с выручкой 348,9 млрд долларов. Примечательно, что примерно в это же время, с начала 2010-х годов, ГЭК Китая начала активно скупать доли в сетевых компаниях по всему миру, только за последние пять лет она вложила в эти активы, по данным американской консалтинговой компании RWR Advisory, свыше ста миллиардов долларов. С