Зажигательный маневр

Экономика и финансы
НАЛОГОВЫЙ МАНЕВР
«Эксперт» №41 (1092) 8 октября 2018
Как устроены налоги в нефтянке и почему налоговый маневр поможет бюджету, но приведет к новому витку роста цен на бензин
Зажигательный маневр

Одной из самых актуальных тем для россиян в 2018 году стали даже не антироссийские санкции, а цены на бензин. Информационных поводов было много — это и новый налоговый маневр в нефтяной отрасли, и манипуляции правительства с акцизами на бензин, и знаменитое заявление премьер-министра РФ Дмитрия Медведева, что лимит повышения цен на топливо в 2018 году исчерпан. Напомним, с 1 июня правительство снизило акцизы на дизель и бензин, чтобы затормозить цены на топливо, но с 2019 года начнется новый налоговый маневр, который через шесть лет обнулит экспортные пошлины на нефть и поднимет налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ). Кроме того, с 1 января 2019 года снова будут повышены акцизы. Главным же стал вопрос: почему в стране, которая является одним из лидеров в добыче нефти, вообще растут цены на бензин для населения? Чтобы разобраться в ситуации, «Эксперт» решил обратиться к заведующему отделом Института энергетических исследований (ИНЭИ) РАН Вячеславу Кулагину и специалисту по нефтяной тематике этого института Дмитрию Грушевенко. Ученые подтвердили худшие опасения: цены на бензин будут расти, и это прямое следствие сегодняшней налоговой политики в нефтянке. А начали мы разговор с азов.

— За что именно отвечает каждая деталь в налоговой конструкции нефтяной отрасли?

Дмитрий Грушевенко: Сейчас наша налоговая система в нефтяной отрасли помимо обычных налогов, уплачиваемых всеми экономическими контрагентами, содержит ряд специфических налогов, характерных только для нефтегазовой отрасли: это НДПИ, экспортная пошлина и акцизы. Начнем, пожалуй, с самой специфической с точки зрения мировой практики детали в этой конструкции — экспортной пошлины.

Вячеслав Кулагин: Экспортная пошлина, с одной стороны, отвечает за управление ценами внутреннего рынка, а с другой — это средство изъятия дополнительных прибылей от продаж за рубежом. В рамках налогового маневра предполагается постепенное снижение экспортной пошлины с ростом НДПИ. Целей снижения экспортной пошлины несколько. Во-первых, это дополнительные возможности наполнить бюджет за счет сближения внутренних цен с экспортными. А во-вторых, это повышение бюджетной эффективности поставок в рамках формируемого общего рынка ЕАЭС. Как известно, внутри ЕАЭС пошлины не будут взиматься, а значит, именно на размер пошлины поступления в бюджет страны при поставках в ЕАЭС будут ниже. В случае же переноса налоговой нагрузки на НДПИ бюджет России получает дополнительный доход. Так, Белоруссия оценивает свои бюджетные потери от российского налогового маневра в нефтяной отрасли в 2019 году в 300 миллионов долларов, а в перспективе ожидается, что потери превысят два миллиарда долларов, или около четырех процентов ВВП страны. Но соразмерно выигрывает российский бюджет.

— А что с НДПИ?

Д. Г.: НДПИ институционально — роялти, то есть, несмотря на всю сложность расчета нашей многоэтажной конструкции НДПИ, это самый обычный классический ресурсный налог. Грубо говоря, баррель нефти добыли, с него определенную денежку государству отд