Фабрика оптимизма

Культура
Театр
«Эксперт» №42 (1093) 15 октября 2018
На сцене МДМ —премьера спектакля «Очень смешная комедия о том, как шоу пошло не так», нового проекта театрального продюсера Дмитрия Богачева
Фабрика оптимизма

В том, к какому проекту применит свои выдающиеся продюсерские навыки Дмитрий Богачев после расставания с компанией Stage Entertainment, и заключалась едва ли не основная интрига постановки. Для своего нового проекта он объединился с Геннадием Миргородским — еще одним энтузиастом жанра мюзикла — и неожиданно выбрал для постановки спектакль, где не поют, а говорят. Но есть нюанс, позволяющий увидеть логику в выборе Богачевым мюзикла, который, как и предшествующие ему, будет идти на сцене Московского дворца молодежи — базовой площадки для всех предыдущих постановок — в ежедневном режиме.

«Шоу пошло не так» — один из самых успешных современных комедийных театральных проектов, если не самый успешный. Он был поставлен в двадцати странах, в том числе на Бродвее и в Вест-Энде, и таким образом проверен на способность притягивать в зал зрителей. И на этот раз Дмитрий Богачев решил пойти проторенным зарубежными продюсерами путем.

В Москву приехала команда западных постановщиков, поэтому спектакль можно считать максимально аутентичным. Можно предполагать, что на сцене МДМ во время представлений происходит почти то же самое, что и на остальных мировых сценах, где идет «Шоу пошло не так». Первые показы свидетельствуют: его авторам и в самом деле удалось найти очень простой, но в то же время очень притягательный сюжет: актеры играют спектакль, но у них то и дело происходит что-то такое, что мешает им воплотить авторский замысел. Декорации разваливаются, актеры (не играющие на сцене МДМ, а персонажи пьесы) путают реплики, появляются на сцене совсем не тогда, когда нужно. Неприятности обрушиваются на их голову одна за другой, но они мужественно играют спектакль до самого конца, что бы ни происходило. Авторы построили всю пьесу на чередовании сценических казусов; иногда они повторяются, иногда происходит что-то неожиданное, а это и в самом деле смешно.

Сами авторы признались в интервью «Эксперту», что не ожидали такого успеха. Более того, считали, что это всего лишь какой-то «глупый спектакль». Но именно он оказался востребован публикой. В России одно время была популярна пьеса на ту же тему — «Шум за сценой» еще одного британца, Майкла Фрейна. Там тоже происходят всевозможные сценические нелепости, но пьеса состоит не только из них. Она рассказывает о взаимоотношениях актеров — и на сцене, и за ее пределами. Углубляется в философию творчества и иронизирует по поводу взаимоотношений творца и его творения. Наблюдает, как спектакль существует во времени и как подвергается его разрушительному действию.

Ничего этого в «Шоу пошло не так» нет. Только шутки — каскад шуток, идущих таким потоком, что временной промежуток между ними оказывается минимальным. Не нужно ждать от этого спектакля реалистичности, хотя иногда кажется, что ее-то как раз и не хватает. Действие происходит в выдуманном театре с повышенной концентрацией неудачников на одном квадратном метре сцены.

«Шоу пошло не так» претендует на то, чтобы занять нишу респектабельного юмора, которого в России почти не с

Как стать авторами театрального суперхита

Генри Льюис и Джонатан Сэйер, основатели и руководители британской театральной компании Mischief Theatre, рассказывают, каково это — быть авторами «Очень смешной комедии о том, как шоу пошло не так», которая идет на театральных сценах всех континентов

Все началось в театральной академии, где мы вместе учились. Там мы познакомились, создали театральную труппу и много работали с импровизационной комедией. Мы всегда очень любили этот жанр. Драма пользуется в театре куда большей популярностью, но комедия отвоевывает свою нишу. Некоторые элементы спектакля основаны на личном опыте — подобного рода ситуации случались и с нами, но, конечно, не в столь крайней форме. Мы не ставили перед собой задачу сделать что-то универсальное и не думали, подойдет ли это для всех, мы просто писали то, что казалось нам смешным. Наверное, нам повезло и мы выбрали то, что действительно оказалось универсальным. Думаем, спектакль будет понятен и русскому зрителю, потому что видели его в разных странах: спектакль идет на всех континентах, кроме Антарктики, и мы знаем, как зрители на него реагируют. Они одинаково воспринимают ситуации, в которые попадают герои спектакля.

Наверное, всем людям свойственно над этим смеяться. В какой-то момент эти ситуации захватывают тебя, и ты невольно становишься их частью.

Мы начинали представлять эту историю в театре под пабом на шестьдесят мест. Потом незаметно для себя перешли в помещение на сто мест. Ее популярность очень быстро росла. Особенность этой пьесы не только в том, что ее пишут три автора, — еще мы работаем для актеров, которых очень хорошо знаем. До того как она стала популярной, артисты провели большую работу, они действовали как единая команда: когда кому-то одному приходит в голову идея, а второй ее подхватывает и развивает. Каждый из участников постановки что-то привнес в ее создание.

Тогда мы занимались всем: от написания пьесы до продажи билетов. Сейчас работаем и на телевидении, но будем продолжать заниматься живым театром, потому что это совершенно отдельный и ни с чем не сравнимый опыт. Между телевидением и театром есть разница в подаче материала и в том, как его воспринимает зритель. Здесь он смотрит ее иначе, чем на телевизионном экране. Здесь актер стоит перед зрителем: лицом к лицу. Здесь нужно постоянно держать спектакль в тонусе — поддерживать к нему интерес. И это совершенно другие ощущения.

Успех «Шоу пошло не так» привел к дополнительному давлению на нас как на авторов. Он заставляет нас писать еще сильнее, создавать что-то еще более яркое. Мне кажется, очень важно всегда оставаться честными. Когда работаем втроем, мы говорим друг другу, что какая-то шутка может быть не совсем смешной. И тогда тот, в чей адрес было обращено замечание, принимает вызов и пытается улучшить ее, видоизменить.

Такова специфика комедийного жанра: если вы шутите, а получается не смешно, у вас нет путей отхода, вы не можете ничем это оправдать. Когда мы пишем новые пьесы, сначала показываем их тестовой аудитории и смотрим, что работает, а что нет. Всегда есть моменты, которые нужно сократить, уточнить, а изнутри это не всегда понятно. В результате все сводится к тому же, что происходит при написании серьезной драмы, потому что смешных моментов очень много. Важно уметь наблюдать и доносить идеи. Их нужно просто разглядеть и передать. И не только посмеяться самому, но и сделать так, чтобы другие над этим тоже смеялись.

В «Шоу, которое пошло не так» публика, смеющаяся над происходящим на сцене, на самом деле смеется над глубочайшей трагедией тех, кто находится на ней. Для них это самый серьезный и печальный в их жизни момент. Они десять недель готовились к тому, чтобы показать спектакль, у них ничего не получается, и все над этим смеются.

Когда мы начинали делать это шоу, нам казалось, что это глупый спектакль. Теперь мы понимаем: он создан для того, чтобы люди перестали сходить с ума. Люди, которые могут подраться на улице из-за разницы во взглядах, приходят в зал и просто смеются. Британцы — это народ, чем-то напоминающий отряд волонтеров, которые собрались все вместе изо всех сил за что-то страдать. Это как раз хорошо видно в «Шоу пошло не так». Они играют на сцене, у них ничего не получается, но они все равно идут до конца, несмотря на то что все вокруг рушится, и обретают счастье через страдание. Еще британцы известны тем, что не любят открывать личные секреты, часто из-за этого попадают в неловкие ситуации и всеми силами пытаются их избежать.