О Грефе и силе незнания

Разное
«Эксперт» №43 (1094) 22 октября 2018
О Грефе и силе незнания

Глава Сбербанка Греф умеет привлечь к себе внимание. На этой неделе прошумела его реприза о матшколах. Выступая на форуме «Открытые инновации», он назвал их пережитком прошлого: «Я категорический противник математических школ, потому что это школы, где отбирают детей и пичкают их одним предметом, как было в Советском Союзе. Важна хорошая математическая подготовка, но дети должны быть развиты гармонично, дети должны чувствовать себя комфортно». По Грефу, «делая в образовании упор только на математиках и программистах, мы попадём ровно в такую же ловушку, как у нас было какое-то время назад с юристами и экономистами». Он указал, что у Сбербанка и так нет никаких проблем с программистами, зато есть проблемы со специалистами других профессий, «которые, к сожалению, на должном уровне не готовятся». Нет, недаром г-н Греф прослыл гуру в образовательных вопросах. В них, как известно, полагают себя знатоками все, но только настоящий мастер способен в столь немногих словах явить столь многослойное незнание сути отечественного, да и вообще образования.

Иные слои привлекли особое внимание — как обычно, не самые важные. Так, множество комментаторов уже указали, что «пичкание одним предметом» – это последнее, в чём можно обвинять советские матшколы: словесники и историки в лучших и знаменитейших из них были и не слабее профильных педагогов, и почти столь же влиятельны. Но Греф в таких школах не учился — откуда ему знать? Или, например, многими указано, что употребление слов «математик» и «программист» в качестве плохо различимых синонимов не свидетельствует о понимании хотя бы одного из них. Да, и это верно. Но Греф ни программирования, ни математики не изучал — откуда ему знать? Для него, весьма вероятно, нужность математики и определяется одним лишь тем, что она как-то там связана с программированием. Что какое-нибудь приложение в смартфоне надо программировать, он наверняка понимает, а вот известно ли ему, что сам смартфон не был бы возможен без разнообразных достижений высокой математики, это ещё не факт.

Гораздо более важный промах заметили меньше. Да, нелепость разнузданной штамповки под каждым забором «экономистов» и «юристов», а равно «менеджеров» и «журналистов», большая часть которых годится разве что клюкву давить, хотя ещё и не вполне изжита, но уже широко осуждена. Однако полагать, что перепроизводство математиков стало бы ровно такой же ошибкой — значит не понимать смысла самого термина «базовое образование». Когда советское время сменилось постсоветским, кого тут же увидели в лидерах новой экономики? Людей с дипломами физтеха да физфаков с мехматами. Не потому, что полузабытая квантовая механика полезнее для бизнеса, чем полузабытая политэкономия, пусть даже и капитализма, а просто потому, что толковое базовое образование — великое благо, а на советских физфаках оно было толковым. Но Греф же не получил такого образования — откуда ему это знать? С наштампованными экюристами беда не в том, что их наштамповали слишком много, а в том, что базового-т