Бедный родственник брюссельской бюрократии

Специальный доклад
КРИЗИС СОЦИАЛЬНОГО ГОСУДАРСТВА
«Эксперт» №44 (1095) 29 октября 2018
Европейские либералы за последние тридцать лет развернули вспять достижения социальных моделей. Получили рост популизма и левый протест
Бедный родственник брюссельской бюрократии

«Евросоюз всегда был фундаментально социальным проектом. Он больше, чем общий рынок, больше, чем деньги, больше, чем евро. Речь идет о наших ценностях и нашем образе жизни. Европейская социальная модель — выдающийся успех, она сделала Европу выдающимся местом жизни и работы» — с гордостью говорил председатель Европейской комиссии Жан-Клод Юнкер после того, как в ноябре 2017 года в Гетеборге еврочиновники приняли документ под названием The European Pillar of Social Rights. В России перевели так: «Европейский компонент социальных прав».

Менее чем через год в своей прощальной «Речи о состоянии Союза» тот же Юнкер сказал совершенно обратное: «Нам нужно перестать относиться к социальному вопросу как к бедному родственнику». И после этого посвятил ему в своей часовой речи целых три предложения. Надо признать, что у брюссельской бюрократии к решению социальных проблем никогда сердце не лежало. И как место жизни, и как место работы Европа до сих пор действительно одно из лучших мест в мире. Но как раз Евросоюз тут абсолютно ни при чем.

В Римском договоре 1957 года «О создании ЕЭС» был соответствующий раздел «Социальные вопросы». Без него тогда было никак нельзя. Страны-основатели все социальные вопросы оставляли на откуп национальному законодательству и обязывались всего лишь «способствовать сотрудничеству между государствами» в области занятости и права на труд. Так что Брюссель никак не повлиял на построение европейских социальных моделей, равно как и на откат от социальных обязательств. Страны Европы справляются сами.

Социальные модели Европы

В Европе традиционно выделяют не менее трех моделей социального государства: либеральную, скандинавскую и континентальную. Иногда добавляют еще и средиземноморскую.

В «либеральной», «англосаксонской» модели (Великобритания, Ирландия) только система медицинского обеспечения действительно является универсальной и охватывает всех граждан. Другие социальные выплаты сильно зависят от величины взносов в социальные фонды, имеют фиксированный характер и невелики. Система финансируется в основном за счет налогов.

Фиксированный характер имеют социальные выплаты и в «скандинавской» (или «социал-демократической») модели. Налоги в скандинавских странах традиционно высоки. Социальные выплаты тоже. К тому же социальные службы оказывают немало услуг бесплатно. В результате эта социальная система направлена на уменьшение имущественного неравенства и, в отличие от «либеральной» системы, с этой задачей более или менее справляется.

В «континентальной» системе, к которой традиционно относят Германию, Францию, Австрию и страны Бенилюкса, размер социальных выплат пропорционален размерам взносов в социальные фонды, а значит, уровню доходов. При этом существует и система поддержки малоимущих граждан. Социальные фонды часто управляются не государством, как в предыдущих двух примерах, а «социальными партнерами» — работниками и работодателями.

Наконец, в «средиземноморских» странах — Греции, Италии, Португалии и Испании — социальная система