«Трансконтейнер»: анонимная приватизация

Повестка дня
«Эксперт» №44 (1095) 29 октября 2018

Банк ВТБ продал пакет акций компании «Трансконтейнер», крупнейшего российского оператора железнодорожных контейнерных перевозок. Причем буквально через пару дней после покупки: речь идет о 24,8% акций, приобретенных банком у транспортно-логистической группы Fesco. Стоимость продажи не разглашается. Покупка же обошлась ВТБ в 15,5 млрд рублей, но, возможно, что-то на этой сделке банк сумел заработать. Покупатель неизвестен.

Впрочем, особой загадки в такой скоростной перепродаже нет. «Трансконтейнер» для ВТБ непрофильный актив, и, как считают в отрасли, банк изначально заходил в эту историю в качестве посредника для последующей перепродажи действительно заинтересованной стороне.

Основным претендентом на предблокирующий пакет контейнерного оператора считаются структуры Александра Абрамова и Романа Абрамовича, давних партнеров по металлургической компании «Евраз» (комбинаты в Новокузнецке и Нижнем Тагиле). Они уже владеют 25% «Трансконтейнера» (куплены у НПФ «Благосостояние»).

Второй претендент, проявлявший интерес к «Трансконтейнеру», — Владимир Лисин, также «металлург» (НЛМК), но имеющий интересы и в транспортном бизнесе через UCL Holding (портовые терминалы в Санкт-Петербурге, Таганроге, Туапсе, четыре судоходных компании и крупнейший в России оператор грузовых железнодорожных перевозок — Первая грузовая компания).

Напомним, что идея полной продажи «Трансконтейнера», ныне подконтрольного РЖД, частным инвесторам появилась уже давно. Бывший глава железнодорожной монополии Владимир Якунин был убежденным противником подобного сценария, но нынешнее руководство РЖД не столь категорично. И приватизация «Трансконтейнера» стала приобретать реальные очертания. Ровно год назад, в октябре 2017-го, вице-премьер Игорь Шувалов дал поручение определить конкретные условия продажи доли РЖД в компании.

Ранее сильным претендентом на контейнерного оператора была транспортная группа Fesco. Что совершенно естественно: группа работает именно в контейнерном бизнесе. Она контролирует Владивостокский морской торговый порт (на 600 тыс. ДФЭ в год — это одни из важнейших «контейнерных ворот» страны), ряд терминалов помельче и парк из 8500 железнодорожных фитинговых платформ (под брендами «Трансгарант» и «Русская тройка»). На выходе мог бы получиться мощный национальный контейнерный оператор, своего рода русский Maersk. Но Fesco с 2012 года оказалась под контролем группы «Сумма» Зиявудина Магомедова, и под «мудрым» водительством последнего (ныне фигуранта уголовного дела) пришла к 2018 году в ужасном финансовом состоянии. В феврале компанией был допущен дефолт по облигациям. Собственно, продажа доли в «Трансконтейнере» для компании стала попыткой спасти от банкротства хоть что-то. Как сообщил президент Fesco Александр Исурин, средства, вырученные от продажи банку ВТБ акций «Трансконтейнера», будут направлены на погашение долгов, в том числе по дефолтным облигациям: «Основную задолженность планируем до конца года точно погасить, может, даже в ближайшие несколько недель… Если бы