Все вижу, все слышу, всем все расскажу

Специальный доклад
КРИЗИС СОЦИАЛЬНОГО ГОСУДАРСТВА
«Эксперт» №44 (1095) 29 октября 2018
Как китайское государство свое общество воспитывает
Все вижу, все слышу, всем все расскажу

Летом 2018 года семья Жао из города Вэньчжоу на востоке Китая готовилась праздновать поступление сына в престижный пекинский институт. Молодой человек успешно сдал китайский аналог ЕГЭ, успешно прошел конкурс и был уверен в своем зачислении. Однако из вуза сообщили, что хотя по экзаменационным результатам Жао один из лучших, принять его невозможно. Причина — плохой «социальный рейтинг» его отца.

Как выяснилось, когда-то Жао-старший был поручителем по кредиту. Заемщик кредит выплачивать перестал, банк стал искать поручителей. В конце концов дело дошло до суда, который признал Жао должником. Согласно постановлению Верховного народного суда КНР, местные суды имеют право создавать черный список должников и ограничивать их траты на «люксовое» потребление. В том числе на «авиапутешествия, покупку дорогих автомобилей и оплату обучения детей в дорогих учебных заведениях».

История закончилась благополучно: отец срочно оплатил долги, уведомил суд, тот исключил его из черного списка, и сын был принят в институт. Вероятно, успешно учится и сейчас.

Местные СМИ, обсуждая этот случай, задавались вопросом, насколько справедливо заставлять сыновей отвечать за грехи отцов. Мнения, как это обычно бывает, разделились, но все сошлись в одном: как бы ни двусмысленно звучала эта история, решение не пускать сына на учебу оказалось результативным. Долги, которые два года ждали урегулирования, были оплачены.

Этот кейс не столько про финансы и собственно кредитную историю индивидуума, сколько про строящуюся в Китае систему социального рейтинга, попытку государства сконструировать общество по конфуцианским канонам.

Не сметь, не мочь, не хотеть

Несколько тысячелетий назад Цзы Гун спросил Конфуция, что важнее в управлении государством — доверие (信), пища (食) или армия (兵). Конфуций ответил, что, если выбирать что-то одно, важнее всего доверие. В других максимах Конфуций также сравнивал человека, которому нельзя доверять, с колесницей без оси, в которой нельзя ездить.

Присутствующий в высказываниях Конфуция иероглиф 信 (синь) и связанные с ним смысловые оттенки «веры», «доверия», даже «надежности» — ключевые для понимания действующей в Китае системы социального рейтинга (社会信用, шэхуэй синьюн). Калька с англоязычного дословного перевода наименования этой системы как некоего «социального кредита» (social credit) относительно узка: созданная и развивающаяся в Китае система не только и не столько про финансовую платежеспособность субъекта (человека или предприятия), а скорее про его социальный статус, «достойность» в социальном смысле, оценку обществом. Безусловно, финансовая кредитоспособность — важнейшая часть этого рейтинга. Но не менее важны «социальная репутация, добросовестность» (诚信, чэнсинь) и взаимное доверие, способность выполнять свои обязательства, быть социально ответственным и честным.

Описывая идеальное общество без коррупции, китайские эксперты говорят, что сначала должна быть создана система, при которой чиновники не смеют быть коррумпированными, затем система, в