Демократия и революция

Общество
ГОДОВЩИНА РЕВОЛЮЦИИ
От демократической диктатуры Советов к советскому авторитаризму большевиков
Демократия и революция

В академической историографии русской революции тема баланса демократии и диктатуры стала одной из центральных. Либерально-консервативные историки рассматривали события 1917 года как «тоталитарную революцию», а большевиков как пионеров и творцов тоталитаризма: «Тоталитарная партия — изобретение русских большевиков… именно партия как институт развила потенциальные возможности тоталитаризма, заложенные в русской революционной ситуации»*.

Но уже в 1970-е либерально-консервативный консенсус относительно «тоталитарного» содержания революции был преодолен историками «ревизионистского» направления. Советолог Шейла Фицпатрик, подводя итог их исследований, сформулировала двигавший этими историками мотив: «Растущий интерес к Гражданской войне как формирующему опыту связан со стремлением найти новое объяснение происхождению сталинизма — вместо “первородного греха” (пользуясь выражением Моше Левина), теоретических установок “Что делать?” обратиться к реальным обстоятельствам первого года нахождения большевиков у власти». Исследователь приходит к выводу, что трагические обстоятельства Гражданской войны во многом «подтолкнули большевиков в направлении, которое они в ином случае никогда бы не выбрали».

Ряд историков убедительно продемонстрировали противоречивое сочетание внутри самого большевизма демократических и авторитарных аспектов. Но вопрос, существовали ли причины и основания для становления и роста авторитаризма за пределами РСДРП(б), практически не ставился. Не были ли демократические и авторитарные тенденции разными сторонами или этапами одних и тех же социальных процессов? Не содержала ли сама демократия диктаторских элементов, своего рода «темной стороны», по выражению философа Михаила Лифшица?

*Daniels R. V. Russia. Englevood Cliffs, 1964. P. 8-9.

Советская демократия

В 1917 году большевики оставались плюралистической партией с развитой демократической процедурой и полной свободой внутренней дискуссии, они оказались именно той политической силой, которая сделала ставку на максимальную демократизацию страны.

Демократизм большевиков заключался не только в риторике, но и в политической программе, основанной на требованиях большинства («популистской», сказали бы сегодня) и сформулированной в виде знаменитого лозунга «Мир — народам! Земля — крестьянам! Фабрики — рабочим!». А главное, именно большевики последовательно выступали за радикальную политическую реформу: передачу всей власти в стране от никем не избранного и ни перед кем не ответственного Временного правительства и его органов — Советам.

В течение 1917 года Советы превратились в самую массовую и представительную организацию страны: к концу осени они представляли до половины населения, то есть гораздо больше, чем любые другие представительные органы (земства, думы и т. д.) вместе взятые. Но большевики увидели в них нечто гораздо большее, чем просто массовые организации.

Советы возникали стихийно, как органы самоорганизации городских рабочих и солдат начиная с первых дней Февральской революции.