Принуждение к сотрудничеству

Русский бизнес
МАШИНОСТРОЕНИЕ
«Эксперт» №45 (1096) 5 ноября 2018
Машиностроители выдвинули ряд предложений, которые, по замыслу, должны были бы укрепить отношения с металлургами, но на практике могут их испортить
Принуждение к сотрудничеству

Заметный рост производства в машиностроении требует подкрепления в виде поставок металлопродукции. Однако с этим у машиностроителей возникли трудности: они утверждают, что отечественная металлургическая промышленность не в состоянии удовлетворить все их запросы. Для того, чтобы разрешить эти проблемы, было проведено заседание совета Торгово-промышленной палаты (ТТП) по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России. Возглавляет его Константин Бабкин, совладелец компании «Ростсельмаш», президент ассоциации «Росспецмаш», объединяющей производителей сельскохозяйственной и специальной техники.

Заседание прошло в городе Выкса — здесь расположены основные активы Объединенной металлургической компании (ОМК). Надо сказать, что это скорее трубная компания, нежели металлургическая. Практически весь металл, который производит ОМК, потребляется внутри компании для производства труб. Более того, для труб большого диаметра ОМК покупает слябы у Новолипецкого комбината, которые затем прокатывает на своем стане-5000. А металл для изготовления железнодорожных колес приобретает у комбината «Уральская сталь», входящего в «Металлоинвест» Алишера Усманова. В этой части ОМК уже даже ближе к машиностроителям. Так что с площадкой собравшимся, можно сказать, повезло: высказанные к российским металлургам претензии ОМК крайне трудно было бы отнести на свой счет. С другой стороны, диалога не получилось, но это произошло скорее по вине самих металлургов: по словам Константина Бабкина, приглашения разослали всем, однако они были проигнорированы. Так что пришлось говорить в надежде на то, что высказанные претензии все-таки дойдут до адресатов. А претензии были предъявлены по всему фронту взаимодействия машиностроителей и металлургов.

Все плохо

Цена. Машиностроителей она не устраивает. Вернее, не устраивает даже сам процесс ценообразования: «Берутся цены на металл на бирже в Роттердаме, к ним прибавляется доставка из Роттердама до России, и вот получите российскую цену на российский металл, — сокрушается Константин Бабкин. — В краткосрочной перспективе это, может быть, и правильная политика, но в долгосрочном плане, если мы говорим о развитии в целом спроса на металл, это не очень дальновидно».

Качество. Здесь причина скорее не в плохой работе металлургов, а в тех ГОСТах, по которым они работают и которые уже давно не соответствуют текущим требованиям.

«Большинство горячего проката, который сегодня производится в России, производится по ГОСТ 19903–74. Цифры “74” здесь — год создания ГОСТ, — рассказывает Александр Очеретов, начальник департамента закупок Ростовского прессово-раскройного завода, — Требования допуска в этом стандарте следующие: для металла толщиной десять миллиметров допуск на плоскость составляет десять миллиметров. Так что если вы захотите сделать лонжерон на трактор длиной четыре метра, то он будет кривой на четыре сантиметра». По словам Александра Очеретова, они были вынуждены приобрести машину, которая выравнивает детали.

Сроки поставок. Исх