Пять вопросов к партийной системе России

Политика
ПАРТИЙНАЯ СИСТЕМА
«Эксперт» №45 (1096) 5 ноября 2018
Реформа партийно-политической системы должна быть созвучна задачам развития страны, а не заключаться в банальном обновлении «фасада» во избежание рисков
Пять вопросов к партийной системе России

К партийно-политической системе (ППС) России можно задать массу вопросов, но мы зададим всего пять. Пять вопросов, ответы на которые позволят определить вектор ее дальнейшего развития. Мы не предлагаем готовых решений, а включаемся в общественную дискуссию и призываем наших читателей присоединяться — эта тема будет фигурировать на страницах «Эксперта» в ближайшие месяцы. В своем анализе мы также будем прибегать к материалам масштабного кабинетного и экспертного исследования фонда ИНСОМАР, которое помимо прочего содержит представления о модернизации партийно-политического института нескольких десятков известных политиков, политологов, экспертов.

1. Зачем России нужна перезагрузка партийно-политической системы?

К задаче перезагрузки ППС России мы подошли на фоне давнего кризиса партийного института во всем мире. Сегодня можно воочию наблюдать, к чему привели негативные тренды, зародившиеся в 1980–1990-е в Старом Свете. Именно тогда традиционные большие партии начали уверенный дрейф от четкого электорального и идеологического позиционирования в сторону размытых повесток и программ. Процесс глобализации, социального расслоения привел к элитаризму в большой политике, партийные элиты перестали ориентироваться на запросы низовых общественных звеньев и избирателя как такового и тесно вплелись в бюрократическую машину. Электорат ответил радикализацией повестки и антиэлитным бунтом, что привело к популярности крайне левых и крайне правых движений, а также движений «популистских», причем в трактовках западного мейнстрима «популистских» — значит «врунов», что совсем не соответствует действительности. Идеологии новых партий основываются на принципах социальной экологии, антиисламизма, антииммиграции и евроскептицизма. Наблюдается рост популярности национализма и консерватизма. И этот тренд уже большая политика: брекзит, Трамп, новая электоральная карта Европы.

В России пока ничего нового не родилось, есть лишь отмирание прежней системы. ППС сегодня стабильная, но малоэффективная. Очевиден кризис представительства: электоральное ядро политических движений стремительно сужается, люди не видят различий между ними. Парламентские партии воспринимаются как несамостоятельные и зависимые от исполнительной власти, а непарламентские не имеют ни ресурсов, ни сторонников, ни мотивации. В итоге мы наблюдаем дефицит политической конкурентности, кадровую нищету, нарушенный принцип разделения власти. Единый день голосования в 2018 году показал: люди в ряде регионов готовы голосовать за неизвестных кандидатов от оппозиции, лишь бы насолить партии власти за непопулярные реформы. Если этот тренд будет масштабирован, вся система серьезно деформируется накануне важнейшего транзитного президентского цикла.

Собственно, угроза нестабильности и есть тот главный фактор, который сегодня буквально вынуждает власть и общество поднимать вопросы о редизайне партийной системы. Сегодня мы отмечаем несколько кризисных сценариев деградации ППС. Первая группа рисков может реализоваться снизу