Если бы в нашей стране был налажен контроль за реализацией моторного топлива — такой же, как в сфере производства и торговли алкоголем, — то правительству скорее всего не пришлось бы повышать НДС

ТАСС

По мнению экспертов комитета по энергетике Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП), объем контрафактного и суррогатного моторного топлива на российском рынке достигает 60%. Официальные данные Росстандарта более оптимистичны: доля суррогата на российском рынке сократилась в период с 2009 года по настоящее время с 28 до 11%. При этом продажи суррогатного топлива выявляются тем же Росстандартом на каждой восьмой АЗС. «Кулуарная» оценка, которую дают отдельные представители Минэнерго России, промежуточная: доля контрафакта составляет около 30%.

Немного о терминах. Контрафакт — это топливо, прошедшее мимо налогового учета. Качество его может быть хорошим, но, как правило, оно хуже, чем заявлено в документах. Суррогат же — топливо некачественное. В 99% случаев понятия «контрафакт» и «суррогат» тождественны.

Источником контрафакта в большинстве случаев выступают частные нефтеперерабатывающие заводы (НПЗ), которые, согласно документам, перерабатывают нефть и различные нефтепродукты (мазут, судовое дизельное топливо) в технический бензин — проще говоря, растворитель для нужд лакокрасочной и резинотехнической промышленности.

Но это только на бумаге. По факту этот «растворитель» или «обезжириватель» вполне пригоден для использования в двигателях большинства российских автомобилей, чем и пользуются дельцы теневого топливного рынка. Стоит такое топливо ощутимо дешевле «законного» бензина хотя бы потому, что его производитель не уплачивает акцизы, которыми облагается выпуск моторного топлива. Если же производство полностью нелегально, да еще работает на нелегально добытой нефти, то «экономия» от неуплаты налогов делает такой бизнес сверхприбыльным.

Большинство таких НПЗ имеют устаревшее оборудование, неспособное выпускать моторное топливо, соответствующее современным стандартам. Но этого и не требуется, поскольку всех участников цепочки незаконного оборота нефтепродуктов интересует не качество, а возможность получить прибыль.

Изобилие контрафакта и суррогата на розничном рынке обусловлено двумя причинами.

Во-первых, высокое налоговое бремя при продаже моторного топлива на законных основаниях. Суммарная налоговая составляющая в его розничной цене — более 60%. Это НДПИ (22,97%), акциз (21,11%), НДС (18,47%; 18% — ставка НДС, начисляемая на всю стоимость продукта, поэтому если мы рассматриваем долю этого налога в цене продукта как наценку от меньшей базы, получается 18,47%.)

При этом потребители крайне чувствительны к ценам на моторное топливо, к тому же конечные цены на АЗС активно регулируются Федеральной антимонопольной службой (ФАС). Безусловно, розничные операторы закладывают эти налоги в цены, но из-за усилий ФАС они не могут поднимать цены на топливо так, как им бы хотелось.

Во-вторых, отсутствует сквозной контроль всей цепочки, от добычи нефти до реализации моторного топлива. Налоговые органы сегодня контролируют только отдельные элементы этой цепочки, например НДС. И это позволяет производить технический бензин под видом настоящего или

У партнеров

    «Эксперт»
    №46 (1097) 12 ноября 2018
    Приглашение
    Содержание:
    Реклама