«Положение дел в рыбопромышленном комплексе — это вопрос выживания целых районов»

Специальный доклад
Москва, 19.11.2018
«Эксперт» №47 (1098)
Архангельские власти совместно с бизнесом создали устойчивую систему рыбооборота со всей логистической инфраструктурой. Следующая задача — создание Арктического рыбопромышленного кластера, считает губернатор Архангельской области Игорь Орлов

ПРЕСС-СЛУЖБА ГУБРНАТОРА АРХАНГЕЛЬСКОЙ ОБЛАСТИ

Для Архангельской области рыбный промысел — это живая история: с него Архангельск начинался, им и живет. В регионе несколько рыбацких поселений, в которых рыбопромышленники сами строят социальную инфраструктуру и даже субсидируют фермеров. Компаний немного, но в них представлен как крупный, так и малый бизнес. В прошлом году общий улов 19 рыбопромышленных предприятий Архангельской области составил 140 тыс. тонн, или четверть Северного рыбохозяйственного бассейна. Годовой объем переработки водных биоресурсов ежегодно превышает 100 тыс. тонн, оборот предприятий рыбохозяйственного комплекса в прошлом году составил более 11 млрд рублей. Все рыбопромышленные компании прибыльные, средняя зарплата их сотрудников в прошлом году составила 83 тыс. рублей в месяц. О том, как развивается рыбопромышленный комплекс региона, о его социальной значимости и перспективах «Эксперту» рассказал губернатор Архангельской области Игорь Орлов.

— Игорь Анатольевич, главная вчерашняя новость в местных СМИ — заход трех траулеров с рыбой в порт. Это такая редкость? Почему столь праздничное настроение?

— Архангельск — исторический рыбопромысловый регион страны, и здесь у многих жизнь связана с морем, рыбаков всегда встречают с воодушевлением. Наши рыбопромышленники в основном работают в океане, уходят в длительное плавание, и, конечно, для их семей прибытие судов — это праздник. К тому же оживляется торговля, транспорт, многое приходит в движение. Все собираются на рынок, поскольку, когда приходят новые суда с рыбой, она дешевеет. Всегда можно найти свежую. Вокруг этого сформированы традиции. В Архангельске есть целый район, где только семьи рыбаков и живут.

— За счет чего росла ваша рыбная отрасль в последнее время?

— Как и многим, нашим промысловикам существенно помог механизм распределения квот по историческому принципу на длительный период. Компании смогли планировать бизнес, с уверенностью стали инвестировать в расширение и обновление флота. В итоге обозначились крупные игроки рынка, сформировались устойчивые и быстрорастущие компании, которые используют наработанные десятилетиями навыки. Они создали устойчивую систему рыбооборота со всей логистической инфраструктурой. В этом году первый десятилетний период действия квот завершается, наши компании уже подали заявки на следующий, пятнадцатилетний период. Все подтвердили свой статус добросовестных рыбаков, то есть вели лов по правилам, им, думаю, утвердят заявленные доли вылова.

— Какие-то системные проблемы есть в отрасли?

— Мелкие трения обычно преодолеваются консенсусом внутри отрасли. А из значимых инициатив сейчас всех нас беспокоит, как будут разделены квоты на ловлю краба. Для наших промысловиков северный краб — значимая статья дохода. Не совсем ясно, почему, коль скоро исторический принцип подтвердил свою эффективность, во всяком случае в нашем регионе, вдруг за полгода до распределения квот возникла идея с аукционами.

— Каково ваше мнение на этот счет?

— Краба должен ловить тот, кто умеет. Кто не умеет, тот не сможет получить должного экономического эффекта с этого высокомаржинального биоресурса, у него будут большие издержки и потери.

Есть вполне понятная логика государства в регулировании рыбной отрасли: инвестиционное стимулирование. Но в чем инвестиционная функция продажи квот с аукциона на повышение? Моя позиция в том, что аукционы — это вымывание инвестиционных возможностей компаний. Есть же печальный опыт аукционов на рыбные квоты, почему его не учитывают? Мы надеемся, что хотя бы 80 процентов крабовых квот будут распределены по историческому принципу.

— Насколько значима рыбная отрасль для бюджета региона и его развития?

— В Архангельске есть народная поговорка про свой регион: доска, треска и тоска. Доска — потому что в Архангельске еще недавно преобладали деревянные дома. На треске все держится…

— А тоска — когда мало трески?

— Точно. Рыба — третья статья доходов бюджета, но важнее другое. Наши крупнейшие предприятия: «Архангельский траловый флот», «Грумант флот», «Рыбакколхозсоюз», Колхоз имени Ленина и другие — все они прозрачны и занимаются исключительно легальным промыслом. И все они несут большую социальную нагрузку. «Рыбакколхозсоюз» вообще градообразующее предприятие, на нем держится целый район области. Он строит социальную инфраструктуру, успевая развивать промышленную. Вокруг них сформирован целый сервисный кластер, огромный мультипликативный эффект. То есть они помогают развивать судоремонт, металлургию, строительство, сферу обслуживания, логистики, торговли и так далее. Есть поселок, где рыболовецкие компании сами субсидируют сельское хозяйство, фермеров! То есть для нас положение дел в рыбопромышленном комплексе — это не столько вопрос пополнения бюджета, сколько вопрос выживания целых районов.

— Какой у вас баланс добычи и береговой переработки?

— Основные наши компании — рыбопромысловые. Переработки на берегу мало, этим заняты всего четыре крупные компании. Приоритет наших компаний — переработка рыбы в море, в том числе глубокая. Это дает более значительный экономический эффект, снижение издержек. На берег выгружают уже готовую, по сути, продукцию и полуфабрикаты, которые можно сразу поставлять на прилавок. На берегу этот товар также создает тысячи рабочих мест: рыбу надо складировать, потом привезти, продать, может, дальше переработать и продать за пределы региона и так далее. Малый бизнес тоже активно включен в рыбопромышленный комплекс. Наш флот в основном работает в дальних морях и в основном на экспорт, что позволяет им иметь твердую валютную выручку для развития. Но наша политика в том, чтобы не менее 40 процентов вылова поставлялось на берег. Этому способствуют и компании, которые занимаются прибрежным ловом, — они вообще всю продукцию должны поставлять на берег. Сейчас мы приходим к тому, чтобы переработка на берегу и в море развивались пропорционально. Например, наши компании приступили к строительству двух перерабатывающих заводов.

— В чем вы видите потенциал дальнейшего развития?

— Государство сейчас предложило новый механизм — инвестиционные квоты. Они стимулируют компании к тому, чтобы строить современные высокотехнологичные суда с возможностью глубокой переработки на них. Уже прошли конкурсные отборы проектов. Кроме строительства двух фабрик в рамках реализации инвестиционных проектов предприятия Архангельской области ведут строительство пяти высокотехнологичных судов рыбопромыслового флота. АО «Архангельский траловый флот» строит четыре траулера на сумму 16 миллиардов рублей, ООО «Глобус» (товарищество рыболовецких колхозов) строит ярусолов за полтора миллиарда рублей. По результатам инвестиционных проектов предприятиям будут предоставлены инвестиционные квоты на добычу водных биоресурсов. По сути, благодаря вот этому сочетанию — исторических квот и дополнительных инвестиционных — наши рыбаки переходят в новую инвестиционную фазу.

— Чем вы стимулируете рыбаков, чтобы они больше рыбы поставляли на берег?

— Находим общий язык. В основном ориентируемся на экономические методы. Например, в путину скорость разгрузки в порту — это вопрос прибыли. Если в порту большие простои, выгрузка с потерями, нет складов и так далее — рыбак увезет улов за границу или в другой порт. Наш рыбный порт сейчас один из самых современных, обеспечен всей инфраструктурой и конкурентоспособен. Скорость разгрузки высокая. Поэтому к нам даже с Дальнего Востока стали рыбу привозить, что создает полезный для рынка элемент конкуренции. Потенциал большой, мы рассчитываем, что дальневосточные рыбаки оценят возможности нашего порта и станут доставлять рыбу в Центральную Россию не по железной дороге за месяц и более, а по Северному морскому пути за две недели. Кроме того, по моему предложению на федеральном уровне была снижена ставка портового сбора для флота, работающего в том числе в районах действия международных договоров.

— Чем на региональном уровне вы стимулируете инвестиционную активность компаний?

— Вообще, наши рыбопромышленники вполне самодостаточны. Но если обращаются за поддержкой при строительстве инфраструктуры, например, даем льготы по налогу на прибыль и имущество. За вложение в новые траулеры компании получили существенные льготы по налогам.

— А насущные, ежедневные хлопоты у рыбаков какие? Скажем, что вы обычно обсуждаете на регулярных совещаниях?

— В основном работу контрольно-надзорных органов. Рыбаки регулярно жалуются на избыточный контроль, необоснованные штрафы, замечания и прочее. Приходится участвовать, вплоть до разбора конкретной ситуации. Моя задача — обеспечить наиболее плотное межведомственное взаимодействие, из-за недостатка которого часто подолгу выясняются всякие обстоятельства, а судно тем временем простаивает. Регулярно убеждаю различные федеральные ведомства создавать максимум условий для комфортного захода судов в наш порт.

— Каковы дальнейшие планы?

— Есть инициатива как регионального, так и федерального масштаба. Мы сейчас активно создаем Арктический рыбопромышленный кластер. Этот проект вошел в план мероприятий (дорожную карту) по реализации Стратегии развития морских терминалов для комплексного обслуживания судов рыбопромыслового флота с учетом береговой логистической инфраструктуры, предназначенной для транспортировки, хранения и дистрибуции рыбной продукции на период до 2030 года. Сейчас формируем пакет документов для регистрации Арктического рыбопромышленного кластера в Минпромторге России. Уже определена структура кластера, основные дивизионы, регионы-участники. Идею поддержали в Росрыболовстве и Минсельхозе России.

У партнеров

    «Эксперт»
    №47 (1098) 19 ноября 2018
    Буря под килем
    Содержание:
    Дядя Сэм на воеводстве

    Бурный рост добычи сланцевой нефти в США превратил их в серьезного маркетмейкера. Странам ОПЕК и России придется вырабатывать консолидированный ответ на американский вызов. А пока наиболее вероятно продолжение плавного снижения цен

    Реклама