Обратного пути не будет

Русский бизнес
РЫНОК ТОРГОВЛИ
«Эксперт» №48 (1099) 26 ноября 2018
Новые поправки к закону о торговле, которые вводят запрет сетям возвращать нераспроданный товар, ужесточат работу ритейла и поставщиков. Но в этом сегодня нет никакого смысла
Обратного пути не будет

На днях Госдума приняла вторые поправки к Федеральному закону «Об основах госрегулирования торговой деятельности в Российской Федерации», которые запрещают торговым сетям возвращать поставщику не реализованные в розничной сети продовольственные товары (первые поправки были приняты в конце 2016 года). Речь идет о запрете ритейлерам заключать договор на возврат поставщику не распроданных вовремя продовольственных товаров с коротким сроком годности — до 30 дней. Кроме того, новый закон дополнен другими запретительными мерами: магазин не имеет права заменить не распроданный вовремя товар на свежий или принудить поставщика возместить стоимость нераспроданного товара, если тот был магазином оплачен. Таким образом, в соответствии с действующим законодательством сейчас у магазина может быть только одна причина, позволяющая вернуть товар поставщику: если тот некачественный.

Инициаторы законопроекта вице-спикер Госдумы Ирина Яровая и сенатор Сергей Лисовский хотели новым законом решить сразу две задачи: обеспечить поставщикам и сетям равноправие при совершении сделок купли-продажи (пресечь попытки вторых навязывать свои условия работы) и дать производителям возможность зарабатывать. Авторы отмечают, что последние несколько лет наблюдается тенденция к росту возвратов товаров. По некоторым хлебопекарным предприятиям в регионах их доля доходила до 30%, по мясной продукции — до 20%. В результате предприятия с высокой долей возвратов теряли миллиарды рублей.

Однако новые поправки могут оказаться малоэффективными. Розничные сети отмечают, что остатков в рознице давно нет, а ритейл и поставщики разработали свои схемы работы с возвратами и ужесточение мер регулирования станет избыточным на саморегулируемом рынке.

Возврат как необходимость

Предложение запретить возвраты содержалось еще в первом варианте депутатских поправок к правительственному проекту ФЗ «О государственном регулировании торговой деятельности в Российской Федерации», предложенных Сергеем Лисовским и Ириной Яровой в 2009 году. Правда, тогда их отклонили как препятствующие развитию конкуренции на потребительском рынке. После было еще несколько попыток ввести запрет на законодательном уровне, но в итоге предложение о введении запрета на возврат приняли в конце 2016 года, и в силу оно вступило с января 2017-го. В нем значилось, что возвраты товара должны регулироваться, то есть они возможны, но только если ритейл и поставщик договорятся об этом. Таким образом, ритейл уже не мог навязывать возвраты поставщикам: «Навязывание условий, предполагающих возможность возврата нераспроданной продукции поставщику, было запрещено действующим законодательством в 2016 году. Соответственно возвраты практикуются лишь в том случае, если это условие выгодно самому поставщику», — рассказывает Сергей Беляков, председатель президиума АКОРТ. «Иногда мы сами становимся инициаторами возврата нашей продукции, потому что орехи и сухофрукты — живой товар: если они не обработаны консервантами, срок их годности сокращается. Когд