Драматургия на повышенных тонах

Культура
ДРАМАТУРГИЯ
«Эксперт» №49 (1100) 3 декабря 2018
Современные драматурги в вечном противостоянии с великими предшественниками
Драматургия на повышенных тонах

«Кульминация» — это небольшой, но очень боевой отряд по продвижению современной драматургии в стране Чехова и Островского. Зачем он необходим? Если коротко: в России сотни театров, и едва ли не в каждом из них идут пьесы, написанные во второй половине девятнадцатого века, в лучшем случае в первой половине двадцатого — классика есть классика. Некоторые замахиваются на пьесы начала семнадцатого века: Шекспир вне времени. «Ромео и Джульетта», «Макбет», «Король Лир» — эти названия должны хотя бы однажды побывать в репертуаре каждого уважающего себя театра, каждый уважающий себя актер должен сыграть Гамлета, а каждая уважающая себя актриса — пройти через крещение ролью Офелии, а до завершения карьеры сыграть роль Гертруды. Актеров и режиссеров можно понять: поставить спектакль — это год жизни. Разве не правильно будет потратить его на текст, проверенный временем? К тому же с текстом, который ставили бесконечное количество раз, можно делать все что угодно. Но в результате он либо не соответствует визуальному ряду, поскольку режиссер, стремясь соотнести пьесу с современностью, перемещает ее в иной исторический период — не тот, который подразумевал автор, либо остается как есть — предполагается, что на спектакль будут добровольно-принудительно водить школьников: им это нужно по программе.

Русские театры живут в условиях чудовищного, при этом созданного искусственно, дефицита пьес. Зрители смотрят пьесы не «про себя», а про персонажей, живущих в другом времени и говорящих на другом языке: сейчас в театрах одним из видов деятельности литературной части стала стилистическая обработка текстов классических пьес, чтобы те не отпугивали зрителя своим архаичным языком. Это все тоже имеет смысл — как очень полезная просветительская работа, но возможна она, только если речь идет о государственном репертуарном театре. Движение навстречу зрителю и, как следствие, обращение к современному драматургическому материалу в таком случае обусловлены лишь амбициозностью его лидера и тем, насколько он любит зрителя. Если этого нет, режиссеру трудно удержаться от того, чтобы предложить и театру, и самому себе пополнить послужной список еще одной постановкой по Шекспиру или Чехову. Не говоря уже об актерах. Да они все что угодно готовы сделать, лишь бы щегольнуть перед зрителями в костюме принца Датского, и не только его: в пьесах Шекспира все роли прекрасны — и могильщиков тоже.

Актерско-режиссерский фетишизм по отношению к пьесам Шекспира принял такие масштабы, что современные авторы неспособны удержаться от аллюзий на тексты знаменитого автора. Мы можем наблюдать их, например, в пьесе «Офелия боится воды» Юлии Тупикиной, победительницы первого конкурса «Кульминация» (премьера спектакля по ней в постановке Марины Брусникиной состоялась на сцене МХТ имени А. П. Чехова в дни, когда третья «Кульминация» вошла в завершающий этап). Там главная героиня в припадке легкого помешательства ассоциирует себя с шекспировским персонажем и произносит его реплики. Сюжет пьесы развивается в