Меньше слов, больше танцев

Культура
ТЕАТР
«Эксперт» №50 (1101) 10 декабря 2018
В МХТ — премьера спектакля Константина Эрнста и Аллы Сигаловой «XX век. Бал»
Меньше слов, больше танцев

Константин Эрнст выступил продюсером спектакля и соавтором инсценировки. Алла Сигалова — второй соавтор инсценировки и режиссер-постановщик. Для одного из главных российских медиаменеджеров это театральный дебют. Он предпочел осуществить его в жанре пластической драмы, который выкристаллизовался на театральной сцене совсем недавно и оказался необычайно востребованным. Алла Сигалова — один из первопроходцев этого жанра. Она выдающийся мастер историй, рассказанных на языке тела. Сигалова необычайно активна в мире медиа. Возможно, именно это и позволило ей стать для Эрнста связующим звеном с миром театра. Если оценивать хореографов по узнаваемости, то в этом отношении ей нет равных. Ко всему прочему, Сигалова — выдающийся педагог. Работает в том числе в Школе-студии МХАТ. Результат ее педагогической деятельности мы как раз и видим: это «XX век. Бал», в котором занято несколько десятков актеров — все они обладают необыкновенной пластической выразительностью.

Спектакль идет почти без слов. И это одно из его несомненных достоинств. В нем всего лишь несколько монологов, а едва ли не единственный эпизод со словами — «А ну-ка, девушки»: воспроизводятся сьемки одноименной программы, которая выбрана как одна из наиболее ярких ассоциаций с периодом семидесятых. В спектакле звучат записи; одна из них — голос Маяковского в эпизоде, посвященном его отношениям с Лилей Брик. Она нужна, чтобы сделать акцент на этом персонаже, чей голос был одним из его самых ярких выразительных средств. Мы видим телевизионные записи, в том числе историческое выступление Бориса Ельцина, когда он заявляет о своем уходе с поста президента. Эта запись, как и запись Владимира Путина, впервые поздравляющего телезрителей с Новым годом, используется как визуальный образ, отделяющий одну эпоху от другой. «XX век. Бал» прежде всего история времени, в котором даже дуэты или сольные выходы воспринимаются не как отдельные номера, а как часть целого. За исключением одного — латиноамериканского танца в необычайно страстном и эффектном исполнении Ирины Пеговой в том самом эпизоде, посвященном программе «А ну-ка, девушки».

Еще один элемент, который позволяет выделить этот спектакль из общего ряда всех остальных, — его оформление. В нем нет привычных декораций. Визуальный образ пространства создается с помощью двух экранов: один за игровым пространством, второй, прозрачный, — перед ним, он позволяет создавать необычные эффекты, например поезда, мчащегося прямо в зрительный зал и символизирующего собой движение времени. «XX век. Бал» — это новый театр: в нем по-прежнему сильны элементы традиционного драматического и пластического спектакля, но в то же время он оказался в состоянии вобрать в себя достижения современных медиа. Можно предположить, что «XX век. Бал» еще и прообраз русского театра будущего, способного создавать спектакли, которые будут востребованы мировой аудиторией. Это полноценная экспортная продукция: она может быть продемонстрирована зрителям всего мира, и в этом случае не возникнет