«У налогового органа есть цель: получить “живые” деньги»

Экономика и финансы
НАЛОГОВАЯ СИСТЕМА
«Эксперт» №50 (1101) 10 декабря 2018
Что может и чего не может ИТ-система Федеральной налоговой службы
«У налогового органа есть цель: получить “живые” деньги»

С 2019 года и бизнес, и население ждет множество неприятных нововведений: повышение НДС, пилоты по налогу на самозанятых, введение маркировки на ряд товаров и т. д. Но самое важное — Федеральная налоговая служба планомерно превращается в IT-гиганта, который теперь прослеживает буквально всю договорную цепочку, от сырья до товара на полках. А значит, может контролировать и финансы всех участников процесса. Более того, некоторые эксперты считают логичным, что системы, подобные АСК НДС, будут введены и для других налогов — НДФЛ или налога на прибыль. О том, насколько оправданны эти опасения, как бизнесу работается в условиях полной прозрачности, почему поступления налогов в бюджет растут на десятки процентов при низком росте экономики и может ли бизнес эффективно бороться с неправильными доначислениями налогов, «Эксперту» рассказали директор консалтинговой группы «Сенат» Нелли Царева и руководитель практики «Оспаривание решений налоговых органов» КГ «Сенат» Светлана Лапина.

— Позволяют ли системы контроля, которые внедряет ФНС (АСК НДС, таможенный контроль), оптимизировать налогообложение бизнеса или все спорные ситуации однозначно трактуют в пользу налоговых органов?

Нелли Царева: В практику налогового контроля РФ уже внедрены автоматизированные системы АСК НДС и АСК НДС-2, сейчас тестируется новая программа АСК НДС-3. Они позволяют налоговому органу видеть весь ряд финансовых операций предприятия, чтобы определить правильность налогообложения. Данные, полученные в результате работы этих программ, становятся для налоговиков основанием для принятия решений. То есть перед ними на мониторе цепочка транзакций, которая сама по себе еще ни о чем не говорит. Эту информацию нужно обработать и проанализировать — не является ли она свидетельством фиктивности сделок и не направлена ли на сокрытие базы для исчисления НДС, как нового, так и прошлого. Оценочные суждения выносит не программа, а человек. А людям свойственно ошибаться. Всегда ли такие ошибки случаются в пользу налогового органа? Вопрос риторический.

Светлана Лапина: АСК НДС-2 прослеживает операции по так называемым разрывам: товар пришел, товар ушел — и теперь налоговый орган видит весь этот цикл до седьмого звена контрагентов. Простраивается дерево связей, и благодаря этому налоговики пытаются выявить, кто получил выгоду в итоге. А обнаружив разрыв на уровне, например, третьего или четвертого звена цепочки, выставляют налоговые доначисления первому агенту. Тому, кто спит спокойно, потому что все свои налоги заплатил сполна. Но даже с программой АСК НДС-3 налоговикам невозможно доказать, что товара не было, услуги не оказаны, а значит, сделка фиктивна. А ведь именно этого требует статья 54.1 Налогового кодекса РФ: умышленный уход от налогов и получение необоснованной налоговой выгоды должна доказывать ИФНС. Поэтому уверенные в себе налогоплательщики идут в суд и часто получают положительные решения по своим искам к инспекции. А те, у кого не все в порядке, предпочитают заплатить лишнее, чем привлеч