«Можем перейти к падению»

Тема Номера
ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ПРОГНОЗ НА 2019 ГОД
«Эксперт» №1-3 (1103) 24 декабря 2018
Владимир Климанов, завкафедрой государственного регулирования экономики РАНХиГС

Специалист в области бюджетного федерализма, регионального развития и региональной экономики, заведующий кафедрой Института общественных наук РАНХиГС, доктор экономических наук Владимир Климанов подчеркивает, что в данный момент спрогнозировать, как будет развиваться экономика, очень сложно. И нацпроекты вовсе не добавляют ясности — напротив, они усложняют ситуацию. «Я осторожно отношусь к многим заявлениям, которые были сделаны в рамках национальных целей и стратегических задач, и мне кажется, что нужна дискуссия в части критического осмысления этих целей», — сказал Владимир Климанов в интервью «Эксперту».

Например, продолжает ученый, неясно, за счет каких источников должно быть построено 120 млн квадратных метров жилья и зачем это надо. Все эксперты, которые делают соответствующие расчеты, говорят, что у нас нет ни проектной документации, ни заявок от девелоперов, ни свободных земельных участков с подведенной инфраструктурой, ни просто строительных мощностей, чтобы выйти на такие темпы строительства.

Вообще, с нацпроектами сложилась парадоксальная ситуация, полагает ученый: они могут войти в противоречие с прежними программными документами. Так, в 2016 году запустили систему приоритетных проектов, а еще годом ранее все регионы перешли на систему государственных программ. Но при этом на федеральном уровне не отказались от более старого инструмента — федеральных целевых программ. И вот сейчас запущены нацпроекты. «Такая сложность конструкции несет риск того, что нацпроекты начнут буксовать в совершенно неожиданных случаях, когда точки соприкосновения интересов разных национальных целей будут противоречить друг другу», — предупреждает Владимир Климанов.

Нет драйверов

Как и другие опрошенные эксперты, Владимир Климанов не видит отраслей, которые могут «выстрелить» в 2019 году так же, как АПК пару лет назад. «Очевидно, что наши надежды на бурный рост во многом связаны с расширением экспортного потенциала нашей нефтегазовой отрасли, — рассуждает г-н Климанов. — Так же очевидно, что краткосрочные драйверы в виде, например, роста оборонно-промышленного комплекса исчерпаны. Была программа, связанная с импортозамещением, — и мы видим, что оживилась российская пищевая промышленность, какие-то еще отрасли, связанные с потреблением. Но есть ли там потенциал роста? Мне кажется, нет. Потому что доходы населения явно не будут расти какими-то опережающими темпами, потребительский спрос уже удовлетворен, — а кто же тогда будет потреблять новую продукцию, если она будет появляться?»

Что же касается высокотехнологических отраслей, то и на них рассчитывать не стоит: отраслей, в которых российские предприятия могут занимать ниши на мировом рынке, во-первых, не много, а во-вторых, как показывает опыт последних лет, мы продолжаем, скорее, терять свои позиции, в тех же космических разработках, например.

Что тогда оживит нашу экономику настолько, что она начнет бежать быстрее, чем весь мир? Пока делается ставка на государственный сектор, то есть на те компании, кото