«Они стоят и утираются»

Международный бизнес
КИТАЙСКАЯ ЭКСПАНСИЯ
«Эксперт» №4 (1104) 21 января 2019
Китай твердо намерен стать глобальным центром промышленных инноваций, что означает тотальное перераспределение мирового богатства и в корне не устраивает США. Именно поэтому торговая война с Америкой не только не прекратится, но имеет все шансы перерасти в военный конфликт
«Они стоят и утираются»

Прокуратура США начала уголовное расследование против китайской корпорации Huawei, которую власти подозревают в краже технологических секретов у американского подразделения компании T-Mobile. Непосредственным поводом к этому послужили гражданские иски к китайскому производителю смартфонов, по одному из которых Huawei обязали выплатить T-Mobile смехотворную компенсацию в размере 4,8 млн долларов за присвоение данных об устройстве Tappy, использованных при проверке гаджетов. А несколькими днями ранее власти Польши — преданного союзника США — обвинили одного из сотрудников Huawei в шпионаже в пользу Китая. Все это есть не что иное, как новый виток негласной торговой войны, развязанной Вашингтоном против Пекина.

О том, почему это противостояние не только не может закончиться миром, а наоборот, имеет все шансы перерасти в реальный военный конфликт, где находятся болевые точки его потенциальных участников, в чем заключается логика этой борьбы и какой мир намерен выстроить вокруг себя Китай, в интервью «Эксперту» рассказал руководитель сектора международных военно-политических и экономических проблем НИУ ВШЭ Василий Кашин.

— Дональд Трамп все время повторяет, что Китай ведет себя неправильно и нечестно. Из-за этого дефицит США в торговле с КНР уже достиг астрономических показателей — порядка 375 миллиардов долларов. Это главная причина противостояния двух стран или есть другие?

— Торговый дисбаланс — это мусорный предлог для той войны, которую мы наблюдаем. Он декларируется Вашингтоном для внутреннего употребления. А реальная причина — промышленная и инновационная политика КНР, стремление этой страны изменить свою роль в мировом разделении труда. Еще несколько лет назад китайцы начали ряд амбициозных индустриальных программ. Это касается и искусственного интеллекта, и технологий связи 5G, и микроэлектроники, и машиностроения, и многого другого. При этом резко увеличились вложения в науку, появилось много важных промышленных инициатив, например «Сделано в Китае 2025».

Сейчас доля Китая в собираемом в этой стране iPhone составляет около 14 процентов. И даже в смартфонах местных китайских брендов она пока не слишком велика — 30–40 процентов. Но есть цель всю электронику полностью делать самим. Другой пример — самолеты. Китайцы запустили в серийное производство свой региональный лайнер ARJ-21. Пусть он не очень удачный, да и сам проект реализуется очень медленно, но выпуск этих лайнеров налажен. Более того, у КНР уже есть и свой магистральный самолет C919, который сейчас проходит испытания. А вместе с Россией они конструируют широкофюзеляжный CR929. Очевидно, что лайнер следующего поколения уже практически полностью будет китайским.

И так во всем. В итоге, вложив гигантские государственные средства в прорывные проекты, Пекин решил рвануть сразу по нескольким ключевым направлениям гражданской науки и техники, вывести свои высокотехнологические компании в лидеры мирового рынка. И если учесть, что все это происходит под жестким контролем политического руковод