РАН становится главным научным экспертом

Наука и технологии
РАН
«Эксперт» №5 (1105) 28 января 2019
По мнению президента Российской академии наук Александра Сергеева, минувший год отмечен важными научными достижениями наших ученых и повышением роли РАН в системе российской науки
РАН становится главным научным экспертом

Прошло уже больше года с тех пор, как президентом Российской академии наук был избран академик Александр Сергеев. За это время произошли существенные изменения как в системе организации российской науки, так и в положении РАН. Федеральное агентство научных организаций (ФАНО) было заменено на Министерство науки и высшего образования, в подчинение которому перешли научные институты, по традиции называемые институтами РАН. Были приняты поправки в Закон о науке и Закон о РАН, по-новому определившие ее роль в системе управления наукой. Президент РАН чаще, чем когда-либо, встречался с президентом России Владимиром Путиным для обсуждения проблем РАН и науки в целом. Все это позволяет говорить о преодолении проблем, которые существовали в отношениях академии и власти. Во исполнение майского указа президента РФ началась подготовка проекта «Наука» (подробнее см. «“Наука” вызывает вопросы», «Эксперт» № 1–3 за 2019 год), который, по замыслу его разработчиков, должен придать новый стимул развитию российской науки. И хотя у научного сообщества еще остается много вопросов и к этому проекту, и к системе организации науки в России в целом, нельзя не отметить, что власти уделяют ей значительно больше внимания, чем раньше.

Мы встретились с Александром Михайловичем Сергеевым, чтобы обсудить проблемы российской науки.

— Одна из важнейших задач, возложенных на Академию наук, — экспертиза, если так можно сказать, всей науки в России. Но на заседании Совета при президенте РФ по науке и образованию ректор Санкт-Петербургского горного университета Владимир Литвиненко упрекнул академию в том, что она пытается монополизировать экспертизу в России. Как вы относитесь к этому упреку? И как академия выстраивает отношения с ведомствами, экспертизу деятельности которых она должна проводить?

— Нельзя сказать, что реакция ректора Горного университета общая для всего высшего образования, но она отражает настроение части руководителей вузов, и тут есть о чем серьезно поговорить.

На самом деле до сих пор Российскую академию наук в плане экспертной деятельности растаскивали на разные части. В каждом серьезном университете, в каждом ведомстве есть свои научно-технические советы, хотя они и называются по-разному, которые приглашают к себе членов РАН. И поэтому они совершенно искренне говорят: «У нас уже есть присутствие академии в лице академиков. Зачем же нам еще и общее научно-методическое руководство со стороны?» И очень хорошо, что этот вопрос прозвучал в выступлении ректора Горного университета. Потому что мы как раз стоим на противоположной точке зрения. Мы говорим, что экспертиза — это не то, что у вас в составе совета есть два или три члена Академии наук, потому что они там свои. Экспертиза, чтобы быть объективной, должна быть независимой. А это может быть только в том случае, если именно Академия наук осуществляет научно-методическое руководство и сама решает, каких экспертов назначать для экспертизы тех или иных организаций.

Более того, деятельность экспертных советов мы должн