Киргизский акт Большой игры

Антикитайские протесты в Киргизии стали следствием не только местных фобий и китайских ошибок. Они являются частью большой антикитайской игры, которую начали США. И Москва должна выбрать, за кого она в этой игре, — остаться в стороне будет не только глупо, но и самоубийственно
Киргизский акт Большой игры

В январе на территории Киргизии прошло несколько крупных антикитайских выступлений. Собравшиеся на митинги люди высказывали весьма эмоциональные требования: немедленно депортировать из страны всех нелегально проживающих там китайцев, а тех, кто живет по закону, ограничить в правах. Кроме того, киргизы требовали пересмотреть нынешние отношения между Бишкеком и Пекином и не позволять китайцам оккупировать их страну.

На эти митинги можно было бы не обращать особого внимания (мало ли где бывают всплески национализма), если бы они не являлись одним из симптомов важнейшей проблемы. Антикитайские настроения растут во всех странах Средней Азии и уже начинают выплескиваться в такие вот митинги. Аналогичные выступления уже были в Казахстане (где китайцев подозревали в намерении скупить земли страны и интенсивным освоением превратить ее в «лунный пейзаж»), Таджикистане (где китайские компании обвинялись в хищнической разработке недр). На очереди, вероятно, Туркменистан, где вину за разгорающийся в государстве экономический кризис возложат на неравноправные контракты с Китаем. Более того, целый ряд сил (и прежде всего главные демократоносцы мира — Соединенные Штаты) активно разжигают эти настроения, принося региональную стабильность в жертву своим геополитическим интересам.

Проблема в том, что вместе со стабильностью Средней Азии на алтарь пытаются положить и стабильность России. Все антикитайские игры, разыгрывающиеся в регионе, создают серьезные риски как для российских интересов в среднеазиатских странах, так и для безопасности самих россиян.

Они кормят

Судя по всему, руководство среднеазиатских государств — например, той же Киргизии — противодействовать этому не в состоянии. Власти страны и население общаются, образно говоря, на разных языках. Руководители говорят на языке сухих цифр и логики. Население же апеллирует к социальным настроениям и эмоциям. В итоге одни и те же факты трактуются по-разному.

Так, власти объясняют, что Китай — важнейший экономический партнер Киргизии. Китайцы снабжают киргизов всем необходимым. В 2018 году из КНР пришло товаров почти на 1,7 млрд долларов. Получается, что более чем треть национального импорта поступает из Поднебесной. Да и это лишь официальные цифры. Которые, по некоторым данным, могут быть в два раза ниже, чем реальные.

Кроме того, Китай — основной кредитор страны. Более 40% внешнего долга Киргизии приходится на китайский Экспортно-импортный банк. И этот банк всегда выдавал киргизам кредиты по упрощенным схемам. «Например, для возведения ЛЭП “Датка — Кемин” надо было обратиться к пяти-шести международным организациям. Были и такие, кто говорил: “Дадим только 50–80 миллионов долларов”. Мы обратились к правительству КНР, и оно нас поддержало. Средства мы получили у одного источника, одному источнику и будем возвращать, это и для нас удобно», — пояснил журналистам заместитель министра финансов Киргизии Мирлан Байгончоков. Кроме того, Китай выделяет деньги на ремонт и строительство дорог в Бишкеке (100 млн доллар