Встреча Ким Чен Ына и Дональда Трампа во Вьетнаме формально завершилась провалом: стороны не смогли прийти к соглашению и даже досрочно завершили мероприятие. Но своих реальных целей они все-таки достигли

ТАСС

Саммит в Ханое Ким Чен Ын и Дональд Трамп завершили досрочно — без рабочего ужина, без совместной декларации и даже без даты следующей встречи. После чего каждая из сторон выступила со своим объяснением причин такого итога. Все это означает, что вторая встреча нынешних лидеров КНДР и США закончилась не просто неудачно, а провально.

Некоторые эксперты уже делают выводы. Одни смеются над Трампом, который, по их мнению, в очередной раз опростоволосился. «Диктатор из нищей восточноазиатской дыры переиграл президента державы номер один», — говорят они. Другие ожидают какой-то разморозки северокорейского конфликта — с образцово-провоцирующими пусками ракет и, возможно, даже ядерными испытаниями. Третьи намекают на возможный новый риторико-санкционный накат Трампа на Ким Чен Ына — в духе того, что был в начале 2018 года.

На самом же деле никакой трагедии в Ханое не произошло. Нарушение протокола, конечно, неприятно и тревожно, однако отсутствие договоренностей не является проблемой просто потому, что на них никто и не надеялся — ни Трамп, ни Ким. Саммит организовывался не ради договоренностей, а ради самого саммита, из которого американский президент и северокорейский председатель хотели извлечь выгоды для собственного имиджа. И извлекли — с той или иной степенью успешности.

 

Денуклеаризация или ничего

 

Ирония ситуации в том, что на этом саммите не могло быть подписано соглашение, качественное улучшающее договоренности прошлогоднего сингапурского саммита (суть которого была в том, что КНДР прекращает ракетные испытания, а США прекращают настаивать на введении новых санкций и обострять обстановку вокруг Северной Кореи). В Сингапуре стороны достигли стеклянного потолка — это лучший вариант соглашения, который устраивает КНДР, Китай, Южную Корею, Трампа и, что особенно важно, значительную часть американского истеблишмента, с Трампом воюющего.

Конечно, Трамп имел возможность попытаться пробить потолок — но в этом случае пострадал бы от осколков. «Я бы, конечно, мог подписать соглашение, но потом вы бы все возмущались и называли бы его “ужасной сделкой”», — говорил американский президент. В нынешней ситуации отсутствие соглашения действительно лучше, чем плохое соглашение. Причем под «плохим» тут понимается такой компромисс, который не устроит Конгресс.

Прецеденты-то уже были. Рамочное соглашение 1994 года, заключенное Биллом Клинтоном и Ким Чен Иром, замораживало северокорейскую ядерную программу на основе плутония и лишало Пхеньян возможности создавать ядерное оружие. Однако победившие в том же году на выборах в Конгресс республиканцы посчитали, что демократическая администрация слишком много дает Пхеньяну (экономическую помощь, строительство реакторов на легкой воде) в обмен на простую заморозку ядерной программы — «слоны» требовали от Кима больше уступок, включая вопросы разоружения и соблюдения прав человека. В итоге они торпедировали договоренности и фактически сорвали их выполнение.

Действия Конгресса (вкупе с махинациями самого Кима, который, замор

У партнеров

    «Эксперт»
    №10 (1110) 4 марта 2019
    ХАКНYТЬ ЧЕЛОВЕЧЕСТВО
    Содержание:
    «Газпром» уверенно чувствует себя на дне

    Увольнение топ-менеджеров «Газпрома» породило слухи о новых кадровых переменах в компании на более высоком уровне. Они вряд ли произойдут, однако необходимость обсудить эффективность одной из крупнейших российских компаний очевидна

    Международный бизнес
    Экономика и финансы
    Русский бизнес
    Реклама