Иосиф Сталин. Молодые годы. Человеческое, слишком человеческое

Культура
Москва, 11.03.2019
«Эксперт» №11 (1111)
В Александринском театре — премьера спектакля Валерия Фокина «Рождение Сталина»

ВЛАДИМИР ПОСТНОВ

В новом спектакле Валерий Фокин резко смешивает эстетику кино и театра. Мы видим детально проработанную декорацию, но она не заполняет всю сцену. Возникает ощущение, что зритель находится в студийном павильоне, наблюдая за работой над фильмом к очередной годовщине Октябрьской революции. Для того чтобы в полноте воспринимать реальность происходящего на сцене, ему требуется самостоятельно настроить границы кадра. Вдруг они расширяются до размеров сцены, и вот зритель уже в кинотеатре и смотрит советское кино. На экране актеры легко и убедительно переходят с русского языка на грузинский, аутентично поют, танцуют, всеми силами убеждая нас в реальности происходящего. И тут Фокин возвращается к театральной эстетике и подчеркивает условность сценического действия. В сюрреалистическом финале Сталин в исполнении Владимира Кошевого встречается с самим собой, но с тем, каким стал много лет спустя. И мы видим классический образ Сталина — в белом кителе и с трубкой. Сталин в кителе смотрит на самого себя в молодые годы с презрением: неужели из этого ничтожества получился он — великий вождь народов.

Как и пьеса Михаила Булгакова «Батум», спектакль «Рождение Сталина» начинается со сцены в семинарии. Но если у Булгакова Сталина уже в первой сцене исключают из семинарии за революционную деятельность, то Валерий Фокин начинает с монолога матери Джугашвили, уговаривающей сына прилежно учиться и не давать руководству семинарии поводов исключить его. Тот с мрачным видом слушает причитания матери, но не реагирует на них, а в его голове уже созрело решение по поводу собственного будущего. Осталось только выстроить свои отношения с Богом. Да, он в Него верит, но не собирается слепо подчиняться — вместо этого бросает Ему вызов. Джугашвили зачитывает с амвона заповеди революционера, сформулированные Нечаевым, и тем самым заявляет о готовности сделать шаг в бездну революционной вседозволенности.

Владимир Кошевой необычайно убедителен в роли Иосифа Джугашвили. Мы узнаем в нем не столько молодого Сталина, сколько канонизированный советской кинематографией образ революционера начала XX века, вот только показывает он нам по преимуществу свою темную сторону. В судьбу Сталина Валерий Фокин вплетает сюжет побега из семьи девушки, страдающей от социального неравенства, на котором основан окружающий ее мир, и готовой пожертвовать чем угодно ради того, чтобы привнести в него чуть больше справедливости. Ольга, героиня Анны Блиновой, становится частью ячейки, созданной Джугашвили для революционной деятельности, которая носит ярко выраженный криминальный характер и сводится к грабежам, убийствам и вымогательству. Джугашвили избирает Ольгу в качестве приманки для одного из своих соратников и одновременно чтобы проверить человека на прочность: до каких пределов отречения тот может дойти в революционном порыве и до каких пределов он, Джугашвили, способен его довести.

Джугашвили и Сталин для Фокина не совсем один и тот же человек. Если Сталин — идол, проявляющий только одну эмоцию — през

У партнеров

    «Эксперт»
    №11 (1111) 11 марта 2019
    Платежная подать
    Содержание:
    Гигабайты прилетят с орбиты

    Успехи в пилотируемой программе SpaceX не должны вводить в заблуждение. Главная цель Илона Маска — спутниковый интернет. Его проект Starlink призван изменить всю систему связи на Земле и построить новую экономику. Но экономический эффект от этого сейчас неочевиден. Именно поэтому ЕС и Россия начали реализацию более скромных конкурирующих программ

    Главная новость
    Реклама