Точки и кочки роста

Появление на карте России новых образований — макрорегионов — отличный повод проинвентаризировать крупными мазками территориальный срез социально-экономического развития страны

Население России за последние пять лет увеличилось на 3,1 млн человек. Казалось бы, внушительная цифра, которая должна внушать оптимизм. Однако львиная доля этого прироста произошла в результате присоединения Крыма. Если этот единовременный акт расширения страны оставить за скобками, то нас стало больше всего на 864 тыс. человек. И главный фактор поддержания численности — положительный итог миграции. Естественное движение населения России, к сожалению, неблагоприятное: последние два года россиян умирает больше, чем рождается. А в прошлом году естественную убыль не перекрыл миграционный прирост: население России снизилось, впервые за 2010-е годы.

В 2014–2018 годах лишь четыре макрорегиона — Северо-Кавказский, Южный, Урало-Сибирский и Ангаро-Енисейский — продемонстрировали прирост численности населения. Увеличение численности Центрального и Северо-Западного макрорегионов не должно вводить в заблуждение: за периметром столичных агломераций они представляют собой за редким исключением зоны хронической депопуляции.

В разрезе субъектов федерации наибольший прирост числа жителей за последние пять лет продемонстрировали Москва и Московская область (985 тыс. человек), Санкт-Петербург, Ленинградская и Калининградская области (в сумме 372 тыс.), Северо-Кавказские республики (292 тыс., и это при том, что оттуда активно уезжают жители), Кубань (244 тыс.) и Крым (86 тыс. чел., считая вместе с Севастополем — лидером по удельному миграционному приросту в стране: 16% за пять лет), единственный очаг устойчивого популяционного благополучия в Поволжье — Татарстан (61 тыс.), и наконец, главные очаги стягивания населения за Уралом — «большая» (с округами) Тюмень, Новосибирск, Красноярск (всего 260 тыс. чел.).

Интенсивность миграционного притока в Московскую агломерацию едва заметно снижается (181,5 тыс. чел. в среднем за год в 2014–2018 годах против 189 тыс. в 2000-е), зато агломерация северной столицы увеличила интенсивность приема переселенцев (69 тыс. против 50 тыс. в год за аналогичные периоды). Мощность же миграционного притока на Кубань более чем удвоилась (48 тыс. против 20 тыс. ежегодно).

На противоположном полюсе мы имеем стремительно депопулирующие в последние годы регионы Поволжья. На десятку поволжских субъектов с отрицательными значениями естественного и миграционного прироста (Волгоград, Чувашия, Пермь, Киров, Нижний Новгород, Оренбург, Пенза, Самара, Саратов, Ульяновск) в сумме приходится 406 тыс. потерянного постоянного населения. Печально и тревожно, что в зону поволжского демографического неблагополучия в результате двух последних кризисов вошли процветавшие и активно привлекавшие в 1990-е и 2000-е годы жителей других регионов Самара и Нижний.

По-прежнему плохи дела с демографией в депрессивных зонах Центрального макрорегиона (Брянск, Владимир, Иваново, Орел, Кострома, Тверь) и в примкнувшем к ним «аутсайдере» Центрально-Черноземного макрорегиона — Тамбовской области. Эта семерка потеряла в сумме в 2014–2018 годах 286 тыс. постоянного населения. Круп

У партнеров

    «Эксперт»
    №11 (1111) 11 марта 2019
    Платежная подать
    Содержание:
    Гигабайты прилетят с орбиты

    Успехи в пилотируемой программе SpaceX не должны вводить в заблуждение. Главная цель Илона Маска — спутниковый интернет. Его проект Starlink призван изменить всю систему связи на Земле и построить новую экономику. Но экономический эффект от этого сейчас неочевиден. Именно поэтому ЕС и Россия начали реализацию более скромных конкурирующих программ

    Главная новость
    Реклама